Вера Красовская / Вацлав Нижинский / Глава 14

К двадцатилетнему юбилею Преображенской, на 29 января 1910 года, Легат возобновил балет Петипа «Талисман», благо и музыка Дриго к нему была неплоха. Балет этот, правда, еще на премьере, в 1889 году, особого успеха не имел, а покойный юморист Лейкин, все в той же бессмертной «Петербургской газете», заметил тогда устами одного из своих персонажей: «Балет-с. А что он обозначает — решительно понять невозможно…»

Вацлав Нижинский

Сюжет «Талисмана» был действительно туманен и в высшей степени нелеп. Дочь воздуха спускалась на землю, влюблялась в смертного и теряла… талисман, звезду, при помощи которой должна была вернуться на небо. В похождениях ее сопровождал и оберегал Ураган. Эту роль на премьере исполнял Чекетти. Теперь Легат поручил ее Нижинскому.

Нижинский по-своему, не демонстративно, любил Легата еще с тех пор, как тот решил его судьбу на приеме в школу. Но на репетициях ему было трудно поверить в серьезность предложенных учителем задач. Ураган назывался теперь богом ветра Вайю. Исполняя обязанности стража, он переодевался по ходу многоактного действия в брамина. Раджа, влюбленный в дочь воздуха (его, откровенно пофыркивая, изображал Фокин), приказывал слугам устранить надоедного брамина. О проделке слуг лейкинский персонаж докладывал как о смертоубийстве «на особенный манер», объясняя: «Ни левольвера, ни кинжала, ничего этого, а просто спаивают до смерти». Последнее было не так уж точно, потому что, проспавшись, брамин оживал.

← Назад ↔ Вернуться к оглавлению ↔ Далее →

This entry was posted in Характерный лик and tagged , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.