Вера Красовская / Вацлав Нижинский / Глава 14 (Продолжение)

Танцовщик XX века добросовестно старался оправдать тяжеловесные наивности балета XIX века. Своим безошибочным чутьем Нижинский уловил, что персонаж, созданный в год его рождения танцовщиком-гротеск Чекетти, может несколько измениться в плане новейшей поэтики танца. Как бы то ни было, белая чалма, с которой свисали нити жемчуга, белый атласный с золотыми полосами костюм Вайи, написанный художником Шервашидзе не без оглядки на раба Армиды у Бенуа, Нижинскому, как с ним случалось, помогли. Смуглый индийский юноша был волшебно красив, а академические трафареты сочиненного Легатом танца вдруг обрели у него угловатый и одновременно плавный рисунок. Глупейший Ураган преобразился в загадочное существо, олицетворившее стихию ветра. Фокин, естественно, приревновал к тому, что танцовщик перенес в легатовский балет приметы его, фокинских образов. Но даже негодуя, он оставался художником, и кое-что ему, по-видимому, запало. Через два года, в балете «Синий бог», сочиненном на музыку Рейнальдо Гана для очередного парижского «сезона», он стилизовал в духе индийской скульптуры столь рассердивший его образ Урагана. И, между прочим, напрасно перечеркнул то, что восхитило зрителей «Талисмана» в Нижинском, — летучий прыжок, которым Легат воспользоваться не преминул.

В какой-то мере Нижинский премьеру «Талисмана» спас. Вайю — Ураган появлялся в образе такого стремительного вихря, что, по отзыву рецензента, ему, «казалось, была узка сцена Мариинского театра». Вайю — брамин с наивной фацией — поддавался на происки слуг раджи, томно и картинно засыпал, осушив последнюю чашу, и другой рецензент восторженно высказался о выразительности всех его мимических сцен.

Но за Ураганом последовали опять бесконечные pas de deux, и к середине казенного сезона с Нижинским начало что-то твориться.

Он стал пропускать уроки у Легата, все чаще сказывался перед спектаклем больным, а выходя на сцену в академическом репертуаре, танцевал с капризной вялостью. Рецензенты это тотчас отметили. Одни сокрушенно охали: «Как бы болезнь не повлияла на развитие его прекрасного таланта». Другие пеняли, что танцовщик «почему-то очень редко появляется теперь на сцене», что он постоянно «не в настроении», а танцы его кажутся «какими-то расшатанными».

← Назад ↔ Вернуться к оглавлению ↔ Далее →

This entry was posted in Характерный лик and tagged , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.