Вера Красовская / Вацлав Нижинский / Глава 15

Хитрый фокус вершила в те поры история балетного искусства. Нижинский, возродивший классический мужской танец, скоро должен был от него отказаться. Ведь именно тогда, постигая вершины мастерства у Чекетти, последнего в вековой веренице виртуозов, он начал на сцене пренебрегать образцами «чистой классики». Дягилев, отнюдь не только в пику конторе императорских театров, внушал Нижинскому презрение к вскормившему его репертуару. Он искренне полагал, что репертуар этот дело мертвое, и потому поощрял Фокина в поисках живописно естественной пластики, где не было места тем фиоритурам, в которых упражнялся Нижинский под руководством Чекетти и которые ему, Дягилеву, чрезвычайно сами по себе нравились.

По-своему Дягилев был прав. Он, как всегда, остро чувствовал и знал, что нужно в данный момент времени. А время, застигнув академический балетный театр на холостом ходу, потребовало кардинальной отмены многих его эстетических норм. Но потребовало на короткий срок. Классический танец возродился так скоро, что тому же Дягилеву предстояло привести к постаревшему еще на десять лет Чекетти молодого танцовщика Лифаря, который, по собственному признанию, являл собою полного в этом танце невежду. Нижинскому тогда было немногим больше тридцати лет, но он уже удалился в легенду. Однако время и Дягилев опять взяли свое. Время выдвинуло новые таланты русской школы, и те объявили устарелой теперь эстетику Фокина. Дягилев предоставил этим талантам возможность обосновать эстетические контрреформы. Лифарь, словно заново вылепленный Чекетти, воплотил идеи, воздвигнутые на почве обновленного классического танца. И танец, как феникс, возник из пепла принесенных жертв. Пепел был необходим. В пылавших ради него кострах плавился материал, на котором поднялся новый классический танец. Ну, а поставщиком материала явился хореограф Нижинский, отказавший танцовщику Нижинскому даже в той толике классических норм, без какой Фокин обойтись не мог.

А сейчас еще кончался в Мариинском театре сезон и шла подготовка к парижским гастролям 1910 года.

← Назад ↔ Вернуться к оглавлению ↔ Далее →

This entry was posted in Характерный лик and tagged , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.