Вера Красовская / Вацлав Нижинский / Глава 16

Дягилев задумчиво играл моноклем. Бенуа, зная, как любит «Сережа поактерствовать», заподозрил вдруг, что все уже решено, «Жизель» попала в репертуар «сезона», но почему-то это пока секрет.

Дягилев же резко переменил тему: будет «Жизель» или не будет, но четвертого балета все еще нет.

Четвертый балет обнаружился явочным порядком благодаря Баксту. Года два уже в Петербурге выходил журнал «Сатирикон». Среди множества всяких журналов — иные существовали десятилетиями, иные, возникнув, тут же исчезали — этот сразу привлек к себе интерес читающей публики. Заинтриговало его название, напомнив о «Сатириконе» Петрония. Оно обещало скептический взгляд на действительность, а с ним — свободу форм и, значит, — свободный выбор и разнообразие тем. Редакция журнала была преимущественно молодой, но насчитывала уже достаточно талантов — прозаиков Аверченко и Тэффи, поэтов Сашу Черного, Потемкина, Агнивцева, художников Ре-Ми, Радакова. Первый номер гарантировал подписчикам в будущем ядовитый смех и хлесткую, как бич, сатиру. На его обложке Бакст изобразил Зевса, который обрушивал охапки молний на улицы унылого современного города.

Обещания «Сатирикон» выполнял. Но среди острых политических выпадов и издевки над буднями обывателей в нем ютилась лирическая тема, а за ней — желание бежать в смех и от политики и от постылых будней. Ее декларировал Саша Черный в стихотворении «Оазис»…

Мирискусники тоже мечтали о волшебных «оазисах». И получилось естественно, что редакция «Сатирикона», решив дать бал в зале Павловой на Троицкой улице, обратилась за «волшебным алкоголем», не смеха, правда, а скорее призрачной улыбки, к Баксту, а тот привлек Фокина.

Устроители бала рассчитывали на самую непринужденную атмосферу в духе парижских художественных кабаре. Но публика, поднимаясь по лестницам в главный зал со сценой и в примыкающие к нему фойе, мрачновато посматривала на развешанные по стенам гигантские карикатуры и выстроенные там и сям эстрады. На эстрадах хлопотали хозяева. Они то появлялись, то исчезали, меняли костюмы и маски. Но все это, как волны о каменную гряду, разбивалось о равнодушие гостей.

← Назад ↔ Вернуться к оглавлению ↔ Далее →

This entry was posted in Характерный лик and tagged , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.