Вера Красовская — Вацлав Нижинский / Глава 16 — Нижинский и Карсавина; Премьера 1910

Пары карнавала смешались в вальсе, сбежали со сцены по боковым лесенкам в зал и вовлекли зрителей в свой хоровод.

Но Арлекин, который таки опьянил танцем «наперекор земному аду» сатириконовцев и их гостей, почти сразу подхватил под руки Коломбину и Бабочку, убежал с ними за кулисы. Вацлав и Бронислава Нижинские проводили Карсавину домой.

Теперь Нижинский называл Карсавину Таточкой. Их связывало дружелюбие партнеров, выработанное привычкой. Они постоянно танцевали вместе, а вскоре, судя по многому, им предстояло возглавить будущие гастроли, так как Павлова явно собиралась порвать с дягилевской антрепризой. Тому были разные причины, но две относились непосредственно к самой антрепризе. Прежде всего, Павлову, чем дальше, тем больше, не устраивал фокинский репертуар. Не устраивала тема роковой, бездушной красоты, проступавшая в нем упорнее и чаще. К тому же, как бы ни увлекалась Павлова поисками нового, классический танец оставался воздухом, в котором привольно дышалось ее таланту. А Фокин все настойчивее отвергал танец в его беспримесных формах.

Вторая причина была не принципиальной, но для Павловой важной: балерина не любила делить успех. Павлова, увы, ревновала к Нижинскому, и он, вовсе на то не посягая, виделся ей соперником — претендентом на первенство.

***

4 июня 1910 года в здании Гранд-Опера открылся второй «сезон». Публика, с бою бравшая билеты, ждала, что ее «удивят». Появиться на премьере русских стало теперь уже делом чести для многих снобов. (Еще бы! Даже Марсель Пруст покинул ради того свое добровольное заключение!) И Дягилев удивил, дав по огромному залу первый залп ослепительной «Шехеразадой». Прошли годы, а французские туристы, ступая на берег восточных гаваней, все восклицали: «Это же совсем как русский балет!», разумея гармонии «варварских» красок Бакста. Но пестрота «Шехеразады» была не просто пестротой восточного базара. Воздухом роковой страсти пахнуло в зал от изумрудно-зеленых с золотом и чернью драпировок сцены, от душных сочетаний оранжевых, синих, розовых, темно-красных костюмов. И действие потекло в излюбленных Фокиным, нагнетающих драматизм контрастах.

← Назад ↔ Вернуться к оглавлению ↔ Далее →

This entry was posted in Характерный лик and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.