Вера Красовская — Вацлав Нижинский / Глава 16 — Восторги и фотографии

На спектакле перед зрителями предстало существо, казавшееся посреди пустой сцены статуэткой древнего восточного божества, слишком маленькой статуэткой для такой большой ниши. Золотой казакин, розовые шаровары до колен, голубые чулки и кисть зеленого шелка, спускающаяся с золотой шапочки на нарумяненную щеку, начинали переливаться и гореть в игре извилистых жестов: вытягивалась, удлинялась шея, под наведенными дугами бровей уходили к вискам глаза, таинственно были сжаты губы, и пальцы, отгибаясь, свиваясь, творили узор, как бы обвивавший угловатые и гибкие линии медленного танца.

К исходу второго спектакля стало модным говорить о бестиальности созданий Нижинского. Называли сверхъестественным Арлекина, объявляя «наименее похожим на человека» существо «с телом, подобным стальной пружине» и воплощающее «душу плутовства». Превозносили бестиальность раба. Восхищались бесстрастной загадкой восточного божка.

Нижинского восторги угнетали. Боязнь людей не отменяла надежды с ними сблизиться. Но такая возможность становилась все менее реальной. Им любовались издали, как дорогой игрушкой. Для встречи с ним готовились, чтобы потом похвастать знакомством с знаменитостью. К нему и обращались только через Дягилева. А тот выбирал и отбирал.

Дягилев приказал Василию доставить Нижинского к художнику Жаку-Эмилю Бланшу, а там Василий облачил его в костюм божка, и пока фотограф устанавливал на лужайке английского сада свой треножник, Бланш делал наброски. Дягилев поехал с Нижинским на файв-о-клок к Миссе Серт, где танцовщика усадили за рояль с Равелем, чтобы опять-таки фотограф запечатлел вместе два юных таланта. Дягилев приводил в уборную Нижинского важных господ и разодетых дам. Те сюсюкали, точно с неумело еще лепечущим ребенком, а он, заученно улыбаясь, чувствовал, как превращается в маску его человеческое лицо. Постепенно в нем крепло сознание безысходного одиночества и зарождалась мысль о личине вечного клоуна. Мысль гнетущая, неотвязная и напомнившая потом о себе в дневниках, в уже преображенном толковании себя «клоуном Бога».

← Назад ↔ Вернуться к оглавлению ↔ Далее →

This entry was posted in Характерный лик and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.