Вера Красовская — Вацлав Нижинский / Глава 16 — Пленник славы

Слово она сдержала. И хотя Теляковский сердито приказал Крупенскому «вызвать Нижинскую и с нею переговорить», ему пришлось в конце концов наложить резолюцию «уволить» на бумаге, начинавшейся фразой: «Ввиду увольнения брата моего, Вацлава Нижинского, со службы в Императорских театрах, прошу контору исключить меня из списка артистов Императорской труппы». Она пробыла в труппе неполных три года.

Квартиру Нижинских осаждали интервьюеры. Сам он хотел, чтобы его оставили в покое. Но Дягилев ухватился за возможность лишний раз свести счеты с лагерем врагов. И Нижинский лениво и заученно рассказывал.

О том, что Александр Дмитриевич Крупенский и Александр Яковлевич Головин сначала «любезно разрешили» ему появиться в костюмах, в которых он «выступал пять раз и не безуспешно» на сцене Гранд-Опера. Что костюмы эти «выполнены по рисункам известного русского художника и художественного критика, Александра Николаевича Бенуа». Что он, Нижинский, всегда подчинялся «художественному авторитету мастеров» и целью его был только общий «художественный успех».

О том, что он не мог никого ослушаться по той простой причине, что никто ничего не приказывал.

О том, — и тут его голос стал вовсе тусклым и безразличным, — что он «покидает русскую сцену преждевременно», ему сейчас двадцать один год. Что он надеется найти «где-нибудь такое место, где его будут судить по художественной дееспособности, а не по тому платью или костюму, в которые он будет случайно одет».

Наконец, о том, что ему «непонятны те официальные причины, которые столь быстро и так безвозвратно скрутили его еле начавшуюся в России художественную работу».

Безразличие не было наигранным. Нижинскому в самом деле стало все равно. Теперь он еще больше зависит от Дягилева. Теперь не уйти от его забот хотя бы в казенную скуку императорского театра. Конечно, это не дало бы свободы. Какая уж свобода с крупенскими… Но сейчас, как никогда, он ощущал себя пленником, пусть даже собственной мировой славы. Юнец, едва переступивший порог совершеннолетия. Бедный беспомощный клоун на арене последнего маскарада Российской империи.

← Назад ↔ Вернуться к оглавлению ↔ Далее →

This entry was posted in Характерный лик and tagged , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.