Вера Красовская — Вацлав Нижинский / Глава 18 — Трагический персонаж

На той репетиции можно было видеть, как бережно соблюдал актер любую мелочь пластического текста. Но образ игрушечного плясуна, по словам Стравинского, «внезапно сорвавшегося с цепи», только благодаря актеру выразил свою подлинную суть, свою таинственную подоплеку. Сквозь кукольные судороги Петрушки проглянула и горестно возвестила о своем трагическом разладе с жизнью мечущаяся душа.

Один Дягилев, которому Нижинский был по-человечески дорог, мог понять исповеднический смысл его Петрушки. Но Дягилев со своим творческим эгоизмом не оценил духовного натурализма образа, не услышал сигнала SOS, посланного столь отчетливо. И, может быть, потом казнился всю жизнь. Ему-то следовало разглядеть за автоматизмом пластики — маской, скрывающей не одно лицо, а все тело Петрушки Нижинского, — человека, обуреваемого болью, тоской и беспомощным гневом. Он ведь знал, что автоматизм жизненной повадки Нижинского выражал душевную скованность, из-за которой вне сцены казался неуклюжим король современного танца. Жизненная повадка, возведенная в степень гротеска, вынесенная на сцену, где музыка, рампа, костюм до сих пор, как правило, открывали выход в иллюзорную свободу, теперь неожиданно приблизила к тайникам собственной души и поставила перед бездной.

Много лет спустя, — когда умерли Дягилев, Фокин и открывший свободу в безумии Нижинский, — дряхлый и мудрый Бенуа поведал Франсуазе Рейс, собиравшей материал для книги о легендарном танцовщике: «Он вдохнул душу в печальный, трагический персонаж…»

За спиной Петрушки, неведомо для самого Нижинского, замаячили тени героев русского искусства. Невидимые нити связали его персонаж с маленьким человеком Пушкина, Гоголя, Достоевского и многими современными героями, чье с виду примитивное устройство, чьи натужные кривлянья все так же скрывали душу, захлебнувшуюся от страха и горя. Роль Петрушки выросла у Нижинского в роль века, ибо вобрала собственную его трагедию и трагедию времени. Позже, задним числом, трагическое не миновало и авторов балета: судьба закружила их в ярмарке событий, заставила сплясать расписанные ею партии. Но на премьере 13 июня 1911 года они отпраздновали успех «Петрушки», восхищенные Нижинским и не чуя вещих пророчеств созданного им образа.

← Назад ↔ Вернуться к оглавлению ↔ Далее →

This entry was posted in Характерный лик and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.