Древнерусский костюм. Продолжение истории

В этих костюмах легко узнать принцип одежд византийского типа, которые были приняты в то время на Руси. Так же византийским влиянием отмечены одежды семьи князя Ярослава Мудрого на одной из фресок (XI в.) Софийского собора в Киеве. Однако было бы неправильным считать, что Византия определяла целиком сложение культурных традиций Киевской Руси. «Едва ли в какой-либо другой стране средневекового мира, — пишет историк Б. Д. Греков, — можно встретить так много перекрестных культурных влияний как на Руси.»¹. В то же время культура Киева обладала самостоятельностью, так как культурные традиции стран, соприкасавшихся с Древним Киевом, не только принимались, но и творчески переосмысливались и перерабатывались.

В искусстве Древнего Киева, его архитектуре, драгоценных мозаиках, многоцветных одеждах проявились признаки того целостного стиля, в котором монументальность не исключала пышности и обилия украшений, а величие — блеска позолоты и парадного богатства.

Самостоятельными по своим художественным достоинствам были и прикладное и ювелирное искусство, которые очень высоко ценились даже за пределами Руси — произведения из перегородчатой эмали, серебряные браслеты с чернью, украшенные орнаментом так называемого «звериного стиля» с мотивами чисто славянского происхождения (например, с изображением двух птиц или двух грифонов по сторонам стилизованного дерева или фигуры фантастического льва).

В период феодальной раздробленности Руси, т. е. с конца XI до середины XV в. особенно возросла роль Новгорода, который, сделавшись центром международной торговли, сосредоточил огромные богатства. Тем не менее культура Новгорода, его искусство лишены парадности, отличаясь заметной простотой и строгостью. В этом проявился известный демократизм в устройстве Новгорода (народное вече представляло значительную силу) и в тоже время сказывалось влияние северного характера новгородцев, что наложило на новгородскую культуру печать сдержанной суровости и скрытой силы. Лучшим выражением северного характера была новгородская летопись. Северная рукопись немногословна, она удивляет краткостью изложения и могучей силой слов в противоположность рассказам южных летописцев, очень подробных, живописных, привлекающих мялкой поэтичностью образов. Так же и в искусстве Новгород поражал суровым монументальным величием белых с золотыми куполами соборов, так не похожих на празднично-парадную архитектуру Киева, скупой лаконичной живописью фресок, исполненных сдержанной скрытой силы. Знаменитые фрески церкви Спаса на реке Нередице, обладая высокой художественной ценностью, представляют интерес и с точки зрения изучения дальнейшего развития русского костюма.

______________________

¹            Алпатов М. Всеобщая история искусства, т. III. М.-Л., 1949, с. 39.

← Начало истории       Фигуры в костюмах →

This entry was posted in Неизвестный тип and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.