Печальный памятник из прошлого

В поздне-советское время в странах бывшего Союза был расцвет искусства и разного рода творчества. Скульптура подарила нам новые представления о композиции и пространственности. Очень выделялся на общем фоне скульптор Д. Митлянский. Сегодня он известен лишь узкому кругу специалистов. Между тем его работы индивидуальны и привлекают наше внимание до сих пор.

Чтобы воспроизвести обстановку творческой жизни художников (в серии «Художники работают»), Митлянскому понадобилось ввести в композицию мольберт, маску, «музу», то есть дать символический, зафиксированный с помощью конкретного элемента, пластический образ среды, наделив его документальной достоверностью.

Подобные решения не единичны. Когда Н. Богушевская создает свою «Фриххариаду» или «Нюшу», О. Комов — «Пушкина на прогулке» (1970) или «Циолковского» (1975), Б. Свинин — композицию «В бане» (1972), А. Портянко — «Памятник детдомовцам» (1972—74) и т.д., они ставят перед собой задачу запечатлеть человека в среде, а значит — запечатлеть время. В этом отношении особенно интересна работа А. Портянко (находится в г. Дзержинске), стоящая несколько особняком в этом ряду. Человек здесь предстает в природной среде, природа — в облике ее извечных начал — земли, неба, деревьев…

В композиции есть два качества, которые заставили обратить на памятник наше внимание. Первое — это то, что гражданская тема выражена высокой метафорой обнаженного тела, второе — ориентированность статуи на окружающее пространство.

Благодаря тому что скульптор трактует фигуру юноши как совершенное творение природы, как абсолютную жизненную ценность, памятник обретает особое гуманистическое содержание. Одухотворенность образа отличает эту статую, которая может быть примером того, как пользоваться «ключом традиции» (Роден).

Скульптор, словно окрыленный творческим гением мастеров классики, возвращается к традиции использования пластической выразительности человеческого тела, которое становится носителем образно-эмоциональной нагрузки памятника.

В фигуре мальчика, полной гармонии и юношеской грации, ощущаются безысходная грусть и отчаяние. Образно-пластическая идея самой статуи получает развитие в архитектурно-пространственных формах. Так, гранитный постамент-площадка помогает создать эффект движения вперед; постамент ниже обычного, и это способствует непосредственной включенности памятника в ритмы окружающей жизни, в природу парка.

В осенний день этот памятник производит щемяще-трогательное впечатление; фигура мальчика компактна, руки закрывают лицо, движение ног замедлено, лишено энергии и силы. Окружающая природа, свинцовое небо, жесткая графика оголенных деревьев — все это, кажется, отвечает душевному состоянию застывшего на постаменте подростка. Все пронизано прощальным настроением: 1941-й год, юные детдомовцы уходят на защиту Отечества. Перед нами драматический и торжественный миг прощания с детством, Родиной, а может быть, и жизнью…

Влажный осенний воздух омывает тревожную, чуть шероховатую поверхность бронзы, и в этом контакте с природой есть что-то доверчиво-многозначительное.

По книге С. Базазьянц «Художник, пространство, среда»

Вы можете посмотреть галерею современной скульптуры на сайте vadimburkovsky.com.

This entry was posted in Характерный лик and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.