«Утопия» Томаса Мора: первое российское издание

В то время, когда Европа была потрясена падением Бастилии, знаменовавшим начало Великой французской революции, в России произошло событие, оставшееся незамеченным правительством, но привлекшее внимание современников, — в Петербурге была издана «Утопия» Томаса Мора.

На прилавках одного из книжных магазинов Петербурга 200 лет назад появилась книга небольшого формата (в восьмерку), в картонном переплете, обтянутом бумагой под кожу. Название ее было длинным, как тогда водилось, но мало что говорило русскому читателю: «Картина всевозможно лучшаго правления, или Утопия. Сочинения Томаса Мориса канцлера Аглинскаго, в двух книгах». Издана она была в типографии известного петербургского торговца-книгоиздателя Иоганна Карловича Шнора. Перевод на русский язык сделали не с латинского, а с одного из французских изданий. На титуле книги значилось: «Переведена с Аглинскаго на Французский г. Руссо, а с Французскаго на Российский». Имя автора русского перевода до сих пор неизвестно.

В истории этой книги есть много загадочного. В 1790 г. в лавке того же Шнора стал продаваться новый перевод «Утопии», снабженный более увлекательным и многообещающим названием: «Философа Рафаила Гитлоде странствование в Новом Свете и описание любопытства достойных примечаний и благоразумных установлений жизни миролюбиваго народа острова Утопии. Перевод с Аглинскаго языка. Сочинение Томаса Морица». На титуле также сообщалось, что книга издана «в Санкт-Петербурге, с дозволения Управы Благочиния на иждевении И. К. Шнора в 1790 г.». Стоила без переплета она 1 рубль. Лишь 100 лет спустя известный ученый Н. Д. Чечулин установил, что на самом деле никакого нового перевода и никакого нового издания не было. Об этом неопровержимо свидетельствовали идентичность бумаги, набора (т. е. отпечатки литер, число печатных знаков в строке и их взаиморасположение на странице и т. д.), брошюровка сохранившихся книг. Таким образом, в действительности было только одно издание «Утопии» — 1789 г. Год спустя нераспроданную часть тиража вернули в типографию, где заменили титульный лист. По наблюдению современных исследователей (Э. И. Валлич), сделано это было в спешке.

Что же заставило Шнора произвести подобную операцию? Оказывается, первое русское издание «Утопии» Т. Мора самым непосредственным образом связано с изданием «Путешествия из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева. События развивались следующим образом. В июне 1790 г. книга Радищева стала продаваться в лавке книготорговца Г. К. Зотова. Вскоре она была объявлена крамольной, и тем же летом началось следствие по делу Радищева. Перед следствием сразу же встали вопросы: где печаталась книга, у кого был куплен типографский станок? Тут-то и всплыло имя Шнора. Именно он летом 1789 г. продал Радищеву станок, на котором было отпечатано «Путешествие». Покупка была совершена в кредит, и к моменту выхода книги автор еще не полностью рассчитался со своим кредитором. Поэтому Шнор обратился к Радищеву с предложением прислать ему 50—100 экз. для покрытия долга, но получил письменный отказ. Причина, по которой Радищев не захотел выполнить эту просьбу, остается не выясненной.

Обстоятельства эти стали известны обер-полицмейстеру Петербурга Н. И. Рылееву, Шнор был вызван на допрос. И хотя книгоиздатель не был арестован и отделался, так сказать, легким испугом, вряд ли можно сомневаться, что именно события, связанные с выходом «Путешествия» и дальнейшей судьбой его автора, заставили его заменить титульный лист в недавно изданной и еще не разошедшейся «Утопии».

Изменения, внесенные Шнором в текст титульного листа, не назовешь случайными. Прежде всего, на новом титуле значилось, что изданная книга — перевод с английского. Напомним, что в действительности книга была переведена с французского, а перевод на французский, в свою очередь, был сделан с английского Т. Руссо. (В то время это имя стало в России вполне одиозным — ведь писатель и публицист Тома Руссо был архивариусом якобинского клуба.) Исчезло с титульного листа и упоминание о том, что автор «Утопии» был лордом-канцлером английского королевства. Очевидно, перепуганный Шнор избегал всего, что могло указывать на политический характер публикуемого сочинения.

Однако никакие издательские ухищрения не могли изменить содержания книги. Благодаря изданию Шнора, широкий круг русских читателей впервые получил возможность познакомиться с одним из самых выдающихся произведений человеческого разума.

Автор «Утопии» родился 7 февраля 1478 г. (впрочем, ряд исследователей указывает иную дату — 6 февраля 1477 г.) в семье лондонского юриста. Вступив на юридическое поприще, Мор быстро приобрел широкую популярность и в 1504 г. был избран в парламент. Его политическая карьера в целом складывалась весьма удачно. В 1523 —1529 гг. он был председателем палаты общин, а в 1529 г. стал лордом-канцлером Англии. Решительный противник реформации, Мор отказался принести присягу королю как главе церкви, за что был заключен в Тауэр и обвинен в государственной измене. 7 июля 1535 г. Мора казнили. В 1935 г. католическая церковь причислила его к лику святых.

На идейное развитие Мора сильное влияние оказало тесное общение с английскими гуманистами, и особенно дружба с Эразмом Роттердамским. «Утопия» писалась Мором в 1515 г. во время его поездки с английским посольством во Фландрию, но работу над ней он завершил уже по возвращении в Англию. Рукопись законченной книги автор 3 сентября 1516 г. отправил Эразму, прося его позаботиться об ее издании. Осенью того же года «Утопия» была опубликована под названием «Весьма полезная, а также занимательная, поистине золотая книжечка о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия».

Со страниц книги звучала проповедь утопического коммунизма — одного из высших достижений гуманистического мировоззрения XVI в., автор ее, по словам К. Маркса, доказывал «необходимость уничтожения не только классовых привилегий, но и самих классовых различий».

До издания 1789 г. автор «Утопии» был малоизвестен в России. Правда, его книгу можно было встретить в библиотеках сподвижников Петра I (французское издание 1715 г. хранилось, например, в библиотеке А. Ф. Хрущова), а в 60-х гг. XVIII в. В. Тредьяковский перевел несколько десятков стихов и эпиграмм Мора, но прочно в русскую общественную мысль «Утопия» начала входить только с конца XVIII в.

Издание 1789 г. на долгие годы стало единственным переводом «Утопии» на русский язык. Лишь в 1901 г. Е. В. Тарле подготовил и издал новый перевод, осуществленный уже с латинского оригинала.

Имя автора «Утопии» и сама книга привлекают читателей уже на протяжении пяти веков. Слова, сказанные в 1520 г. оксфордским грамматиком Робертом Уиттинтоном: «Равных ему я не знаю. Ибо где еще найдется человек столь благородный, скромный и обходительный, то предающийся удивительной веселости и потехе, то грустной серьезности? Человек на все времена» — оказались пророческими.

Г. А. Кузнецова

This entry was posted in Литературный мир and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.