Иллюстрации и портреты художников XIX века

В 30—40-х годах XIX века тематику городской жизни, внешнего вида горожан отразил в своих гравюрах И. Щедровский.

К. А. Степанова писала:

«На его литографии мы видим незатейливые уличные сценки, где действующими лицами являются торговки яблоками, плотники, пирожник, сапожник и проч.

Довольно полно проявила себя книжная иллюстрация. Непосредственно связанная с литературой, она стремилась подняться до ее высот, слиться с ней. В 1848 г. вышел целый альбом иллюстраций Агина к «Мертвым душам», гравированный Вернадским. В композиции своих рисунков Агин умеет отбросить, снивелировать все второстепенное, с тем чтобы сосредоточить внимание на своих персонажах. И если у Гоголя костюмные характеристики ярки, незабываемы, метки, остры — Гоголь очень часто раскрывает действующих лиц через костюм, — это дает богатые возможности художнику, у которого костюм по-гоголевски точен и несет на себе печать определенного, порой критического отношения автора к персонажам.

В сборниках «Физиология Петербурга» были опубликованы в 1844-1845 гг. иллюстрации к рассказам Панаева и стихам Некрасова, выполненные гравером Вернадским с рисунков Тимма, Агина и других художников. На них были представлены тогдашние социальные типы — русского чиновника, фельетониста, помещика.

К первой половине XIX в. относится также расцвет камерного акварельного портрета-миниатюры. В этом искусстве прославил себя современник А. С. Пушкина, П. Ф. Соколов, заказчиками, вернее заказчицами которого были дамы из привилегированного общества. Среди его лучших работ портреты Е. П. Бакуниной, А. Г. Муравьевой, М. Н. Волконской, Н. В. Кочубей и др. Соколов мастерски живописует туалеты дам, их аксессуары. Для него очень важны фактура лент, движение перьев, кружева. Так в портрете Кочубей они способствуют впечатлению легкости, изящества, подвижности внешнего облика. Романтический идеал женщины после восстания декабристов несколько изменился, и Соколов в портрете М. Н. Волконской нашел иные выразительные возможности. Легкой светлой тональности предшествующих портретов он противопоставил более уплотненный цвет и контраст обобщенных отношений темного платья и шляпы, окружающей лицо светлым ореолом. Исчезли многочисленные подробности в костюме, сделалась динамичнее композиция фигуры.

Так как в русском обществе до появления дагеротипа считалось непременным заказывать по разным поводам миниатюрные портреты своих близких, мастерство Соколова высоко ценилось и наследие его оказалось значительным.»

По книге К. А. Степановой «Костюм для сцены»

This entry was posted in Живописный вид and tagged , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.