От прошедшего к будущему в литературе

Фраза Аглаи князю Мышкину в «Идиоте» Достоевского – фраза о главном и не главном уме – это лишь эпизод из творчества великого писателя. Однако в этом частном и случайном эпизоде предвещен — и даже больше того: предрешен — один из главнейших этапов будущей русской литературы.

То, что случайно дала готическая интуиция гения, будет осознано и возведено нашим временем в принцип. Роль философии в творчестве будет выяснена и освещена всесторонне: исторически, психологически — и прежде всего методологически.

Мы имеем как течение научный (социальный) роман (Золя) и научную поэзию. Но философской художественной литературы как течения мы еще не имеем. Оно, тем не менее, придет неизбежно, ибо оно является естественным,— а потому и неминуемым — переходным звеном от прошедшего к будущему в литературе.

Несомненно, что момент этого перехода, в соответствии с духом и методом времени, будет вначале моментом рассудочной лабораторной работы, моментом временного превосходства рассудочных догм и логических принципов над порывами творческого инстинкта. Так лабораторно, «рационалистически», идя от теории к творчеству, расчищает сейчас триумфальный путь образу имажинизм, так подготовляет поэтическую коронацию мотивов труда пролетарская поэзия, — этим же путем поведет к неминуемому тройственному синтезу новая, еще не родившаяся, но уже «бьющаяся у сердца» философская литературная школа.

Не подлежит никакому сомнению, что в этом неизбежном лабораторном периоде новая школа будет гораздо больше философской, чем художественной, — как более образным, чем художественным, является имажинизм, более динамичным, чем художественным,— футуризм, более «трудовым», чем художественным, — пролетарские творчество и т. п.

Но ценность этого периода будет в том, что на месте случайных гениальных прозрений будет замешан устойчивый и цепкий цемент принципов, которым гении будущих поколений станут скреплять монументальные глыбы своего творчества.

Грядущее безусловно докажет нам, что философия и литература совместимы и что синтез философии, символа и быта есть та новая ступень, которая еще на один шаг поднимет словесное творчество в прозрачную бездонность будущего.

С. Полтавский

1921 г.

This entry was posted in Литературный мир and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.