Древнерусские художники XIV века

Что должен был знать и уметь древнерусский художник? Об этом необходимо иметь представление, чтобы воссоздать творческий метод иконописцев, непосредственно влияющий на стиль живописи. Воссоздавая общую, типическую картину системы художественного образования, мы не рискуем слишком отклониться от исторической достоверности в целом.

Развитие иконописного дела получает существенную поддержку в виде правительственного протектората, как это было уже и в Киевской Руси. Но именно XIV век в России высоко поднимает престижность профессии иконописцев. Иконописание традиционно существовало под кровлей архиерейского дома и монастыря, но теперь оно становится и мирской профессией посадских людей, получив значение потомственно наследуемой привилегии. Документы XV века фиксирует юридически вполне сложившийся статус ученичества в иконописном деле.

Занятие иконописанием в качестве потомственной профессии обладало потенциально более широкими возможностями для успешного овладения мастерством уже в раннем возрасте, что имеет существенное значение для развития таланта. Едва ли мы ошибемся, предположив, что этап ученичества был пройден Андреем Рублевым и Даниилом в благоприятных условиях, а это само по себе наводит на мысль, что оба они происходят из среды потомственных» иконописцев. Детство, проведенное в обстановке, наиболее способствовавшей раскрытию природного дарования, в условиях здоровой нравственной атмосферы нормальной семьи, должно было наложить свой отпечаток и на духовный мир художника, привить чувство трудолюбия.

Система художественного образования в то время была во многом общей для Византии, Древней Руси и отчасти стран Западной Европы, это был путь обучения у мастера в процессе практической работы в качестве непосредственного помощника. Обычный путь овладения мастерством иконописца, как и стенописца, — прохождение всех ступеней последовательно от низших к высшим. Сюда входило: приготовление доски с оклейкой ее и залевкашиванием, растирание пигмента и «творение» его на связующем. Одновременно обучались рисунку «по образцам» и копировали их с образцов собраний рисунков опытных мастеров или прорисей с них в виде листов или украшенных миниатюрами («лицевых») рукописей, иконописных подлинников. Замечено, что рисовать с образцов ничуть не легче, чем с натуры. И конечно, задачей ставилось не обучение копированию, ибо тогда ученик не смог бы научиться строить композицию, владеть языком жестов, выразительностью движений, пропорциональностью построений — всем тем, что отличает лучшие произведения древнерусской живописи. Перед учеником была цель: овладеть натурой в опосредованном виде, через призму стилистических норм времени, а это отнюдь не исключает корректирования образцов опытом зрительного изучения натуры. Конечной целью овладения рисунком было умение рисовать самостоятельно, «по своему воображению», «знаменить».

Значительно больше, чем в современной школе живописи, уделялось внимания технологии выполнения работ: фреска и темпера почти не допускали поправок, ограничивали длительность выполнения.

В годы монголо-татарского ига возрастает роль иконы — строительство каменных храмов сократилось, а в деревянных роль стенописи взяла на себя икона. Это послужило стимулом к развитию иконостаса, отражавшего систему росписи храма.

Ансамблевый характер росписи приучал художников к сглаживанию различий в манере письма, эти различия выступают сильнее в произведениях иконописи, чем в стенном письме. Тем не менее индивидуальность мастера могла проявиться во всем — в композиционном и иконографическом решении, в рисунке, красочной палитре, трактовке художественного образа.

В. Г. Брюсова

This entry was posted in Живописный вид and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.