Старый и новый театр

Старый театр духовно умирает. Он — весь в прошлом. Там, в этом прошлом, — великие актеры и великие драматурги.

Там — блеск, огни, жизнь. Теперь — это только мишура, пережиток славного прошлого — не того прошлого, которое шло под знаком всеопошляющего мещанства, а прошлых образцов высокого искусства.

Вместе со старым театром вымирает и старый актер, новый же не вышел из пеленок. А, быть может, находится еще в утробе матери. Но, во всяком случае, кое-какие эмбрионы уже появились. Уже создаются лаборатории нового театрального мастерства, уже есть маленькие, правильнее — микроскопические, результаты этих попыток создать нового актера.

В исключительно трудных условиях зарождается это новое актерское мастерство. В атмосфере недоверия и даже вражды к этому делу, — но это участь всех новых начинаний, и это не должно пугать. Гораздо серьезнее другое препятствие — отсутствие хорошо подготовленных к этому новаторству руководителей. Здесь все ново и поэтому приходится идти ощупью, путем исканий и опытов. Отсюда — неизбежность ошибок и часто, серьезных. Новое дело часть приходится девать руками представителей старого мастерства — в этом также серьезная помеха на пути к быстрым достижениям.

Какие же цели ставит себе новое театральное мастерство?

Актер старого театра, как бы он ни был изощрен в своем мастерстве, — продукт своего времени. Воспитанный на натурализме, психологизме и литературности, — он утратил в значительной мере тайну театрального действа, основанную на преображении в формах движения — пластического, звукового и красок. Вот почему очередной задачей воспитания нового актера является воскрешение в нем элементов театральности. Жест, звук, краски — это значит в актерском ремесле быть гибким, ловким, ритмичным; уметь дать выразительный жест — иногда интимно-сдержанный, иногда широко стремительный, свободный от пиджачных застежек и брючных неуклюжестей; уметь сделать прыжок и в этом прыжке быть выразительно-изящным — как, например, в символическом прыжке на высокие подмостки трона «короля-арлекина».

Задача — создание нового театрального мастерства, воспитание нового актера. Театралы демонстрировали достижения своих преподавателей и успехи своих питомцев. Все элементы новой (а в сущности — старой как мир) театральности здесь были на лицо. Удачно выбрана была одноактная комедия Мольера «Ревность Барбулье», насыщенная истинной театральностью, на которой как нельзя более можно продемонстрировать новые методы театрального мастерства. Все элементы театральности были на лицо. Но только элементы — элементы театральной техники потому что сами по себе жонглерство, или акробатические упражнения не есть ни в какой мере театральный спектакль, но все они развивают в актере те стороны, которые косвенно необходимы в его сценической работе; без них актер сплошь и рядом беспомощен, невыразителен.

Каково же общее впечатление от этих демонстраций?

В области пластики, жеста, развития тела, его гибкости, ловкости, ритмичности — положительных результатов достаточно. Для непродолжительного существования Мастерских слишком даже достаточно. Особенно сильны оказались воспитанники Мастерских в акробатике и жонглерстве. Но большие успехи в этом направлении как раз говорят о слабой стороне в работе Мастерских: студенты слишком хорошо жонглируют, ловко кувыркаются и слабо владеют речью: голоса не разработаны, не поставлены, интонация скудна, однообразна, не отчетлива. Все это указывает или на односторонность направления в работе Мастерских, или на серьезные пробелы в преподавательском составе. Во всяком случае, что-то надо доделать и доделать серьезно.

Надо надеяться, что предстоящий учебный год внесёт в работу Мастерских ту полноту и законченность, которых пока им не достает, и что результаты будущих публичных испытаний, еще через год, будут более утешительны.

Пусть многое в работе Мастерских еще не доделано, не зрело, однобоко; но уже самое стремление отойти от истрепанного; опостылевшего шаблона оправдывают существование этого рассадника нового театрального мастерства. Не следует только обольщаться мишурными успехами: серьезные достижения целиком еще впереди и от маленьких, хотя и несомненных, дерзаний приходить пока в восторг нечего.

Н. А., 1921 г.

This entry was posted in Неизвестный тип and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.