«Советская историография российского империализма»

В 1964 году издательство «Наука» выпустило монографическое исследование Константина Николаевича Тарновского «Советская историография российского империализма».

Объективное, добротное научное исследование Тарновского не только подводило итоги развития советской исторической науки почти за полвека, но и давало прогнозы на будущее, которое казалось для нее многообещающим.

Бранить историков за плохие книги, а заодно и саму историю за постоянное шараханье от одной крайности к другой в наше время стало уже банальностью. Но задавался ли кто-нибудь из читателей вопросом: а все ли историки «шарахаются», нет ли среди них таких ученых, которые если и меняли свои взгляды, то по внутреннему убеждению, а не внешнему повелению, и легко ли было им, если эта внутренняя убежденность, ставшая результатом упорной работы мысли, не совпадала с окостеневшей внешней обстановкой, с некоторыми положениями, получившими временное преобладание в самой науке или, и того хуже, во влиятельных «околонаучных» кругах? Когда Тарновский писал, он и предвидеть не мог, что поход на дискуссии и «отсебятину» начнется вновь и что ему на себе придется испытать методы, применяемые власть имущими в науке.

В наше бурное время 25 лет в развитии науки срок очень большой, выдержать испытание таким сроком может только подлинно научная книга, и жить такой книге в науке много и много лет. Структура труда Тарновского четка и логична…

В вышедшем в 1938 г. «Кратком курсе истории ВКП(б)» читатель вновь мог обнаружить только что опровергнутые исторической наукой тезисы: Россия — полуколония, закрепощенная в начале XX в. западными империалистическими странами, в ней безраздельно господствовал иностранный капитал…

Чисто «механическим» путем в науке было достигнуто необходимое Сталину «единомыслие». И в истории раньше, чем, например, в биологии, где великий ученый с мировой известностью академик Н. И. Вавилов еще несколько лет продолжал бороться с обскурантизмом и невежеством.

Третья, заключительная глава книги называется «Изучение истории российского империализма после XX съезда КПСС». Книга подписана в печать 21.Х.1964 г.

Автор писал: «Не предвосхитила ли Россия особенностями своего развития некоторые из эти общих закономерностей? Современное состояние науки дает, на наш взгляд, все основания для постановки данного вопроса. Ответ на него может быть получен, в частности, в результате дальнейшей разработки социально-экономической истории России конца XIX — начала XX в.» Этими словами кончалась книга, не потерявшая научного значения по сей день.

А за словами Тарновского последовали его дела. В 1969 г. он стал одним из главных организаторов научной сессии в Свердловске, посвященной многоукладности капиталистической России, расширил историографическую проблематику, опубликовав ряд статей об изучении аграрной истории России XX в., в 1970 г. защитил докторскую диссертацию по теме «Проблемы социально-экономической истории империалистической России на современном этапе советской исторической науки». Но обстановка за окном научного кабинета опять изменилась. Дискуссии и поиски в «период торможения» вновь стали не в моде. То, что разрешалось в 1964-м, стало запрещаться в 1970-м. Диссертации Тарновского, частью которой и была опубликованная книга «Советская историография российской империализма», Высшая аттестационная комиссия не утвердила, докторской степени за свои историографические работы он не получил.

Крупнейший русский историк В. О. Ключевский называл книги «вехами в жизни историка». Книги — а не звания! Написав книгу, К. Н. Тарновский поставил заметную веху, по которой будут еще долго ориентироваться многие читатели.

К. Ф. Шацилло

This entry was posted in Литературный мир and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.