В Москве, на Кропоткинской, бывшей Пречистенке

Этот дом знаком многим — и москвичам, и гостям нашего города, и даже тем, кто никогда не бывал и столице. Расположен он в самом центре Москвы, и до Кремля от него — рукой подать. Здесь, на Кропоткинской, 12, уже более двух десятилетий помещается Государственный музей А. С. Пушкина — дом Пушкина, как его иногда называют. За годы работы музея через его залы прошли сотни тысяч посетителей. Старинный особняк Хрущевых — Селезневых на Кропоткинской, бывшей Пречистенке, знают ныне миллионы людей: о музее опубликовано множество статей в газетах и журналах, изданы книги, не раз он был показан по телевидению.

Не случайно было избрано для музея именно эго здание — замечательный памятник архитектуры пушкинского времени. Здесь, в этих стенах, явственно ощущаешь атмосферу пушкинской эпохи, ознаменованной важнейшими событиями в истории России — Отечественной войной 1812 года и восстанием декабристов в 1825 году. Высокие идеалы гражданственности, общественного служения, добра и красоты воплощены в поэзии и живописи, и музыке и архитектуре тех лет. Потому-то так органично вписались музейные экспонаты в эти старинные залы и потому так трудно теперь определить, в чем источник неповторимого обаяния музея — в реликвиях ли пушкинской эпохи или в самих этих залах, созданных трудом и талантом современников поэта? «Когда я брожу по музею, я чувствую, как ко мне идут драгоценные теплые флюиды… Мне представляется, что Пушкин здесь живет и что он тоже чувствует эти флюиды и это тепло»,— сказал на вечере, посвященном 20-летию пушкинского музея, старейший литературовед и переводчик С. В. Шервинский.

А что, если «и впрямь, и в самом деле» существует нечто или некто, некий genius loci — «дух места», «добрый гений», охраняющий это прекрасное здание, не раз спасавший его на самом пороге гибели?.. Может быть, он сродни пушкинскому домовому — славному, участливому существу, хранителю домашнего очага:

Поместья мирного незримый покровитель,
Тебя молю, мой добрый домовой,
Храни селенье, лес и дикий садик мой
И скромную семьи моей обитель!

Как иначе объяснить, что особняк, ставший в 1840-х годах собственностью купеческой семьи, не был перестроен, хотя купцы, поселявшиеся в бывших барских усадьбах, сплошь и рядом «перекраивали» их на свой лад?

В 1915 году журнал «Столица и усадьба» с тревогой сообщал своим читателям, что «хрущевскому дому угрожает окончательная гибель, так как, по высочайшему повелению, воспрещается не только строить, но и ремонтировать деревянные строения в районе Пречистенки… Уже и текущем году центральная фигура фриза на боковом фасаде лишилась головы и, если медлить, может разрушиться весь этот великолепный фриз…». Каким-то чудом наш дом уцелел и в то роковое для него время, хотя московское дворянство не спешило хлопотать о его ремонте,

В 1917 году, когда революционная волна докатилась до Москвы и район Пречистенки стал ареной ожесточенных боев между красногвардейцами и юнкерами, многие здания, расположенные поблизости от нашего, были обезображены артобстрелом. Наш же дом почти не пострадал.

В 30-е годы, когда Москва бурно росла и обновлялась, расширялись ее улицы, сносилась старая малоэтажная застройка, вся правая сторона Кропоткинской была обречена на слом. На месте древней Спасобожедомской церкви построили школу, определившую будущую красную линию улицы. Конечно, здание школы «задавило» невысокий особняк, нарушило цельность старинной усадьбы, однако и на этот раз наш дом все-таки уцелел!

Н. Волович

This entry was posted in Выставочный ряд. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.