Композиции книг Я. Г. Чернихова

Две его ранние книги, которые совсем еще не были заметными произведениями собственного книжного искусства — «Искусство начертания» (1927, 2100 экз.) и «Геометрическое черчение» (1928, 6100 экз., обе выпущены в Ленинграде издательством Академии художеств) — относительно рядовые учебные пособия в огромном потоке разнообразной учебно-технической переводной и отечественной литературы своего времени. Но уже в первой из них Чернихов выдвигает идею приоритета визуальной методологии: «Начертательный путь ясен и легко воспринимается»; «Выразительная, точная и своеобразно-красивая графика — лучший спутник слова»; «Всегда, везде и всюду заменяйте слово графикой». В макетах книг «архитектурного цикла» Чернихов варьировал общую для всех них схему и ряд приемов оформления. При этом он раз от разу делал оформление более сложным и репрезентативным.

Композиции черниховских книг архитектоничны, логичны, выстроены наподобие своего рода архитектурного ансамбля, воспринимающегося, как и книга, не только объемом в пространстве, но и, главное, во временной последовательности. Книжный блок он, как правило, членит излюбленным в архитектуре трехчастным членением: вступительная, основная и завершающая (дополнительная) части — наподобие торжественного въезда, здания и двора или сада позади него.

Особое внимание Чернихов уделяет начальной части, специально наращивая ее объем и концентрируя в начале наибольшее количество и разнообразие элементов книжного оформления: после шрифтовой обложки (переплета, переплета с суперобложкой) иногда оформлялся форзац, давался лист с посвящением; затем — титул (обычно с подзаголовком к основному названию, а то и с политическим лозунгом) или целый титульный блок из 3—4 титулов (или с чередованием: титул — контртитул) на разных языках; иногда вперед выносились несколько полос с содержанием; далее следовал ряд разных вступительных текстов (от 1 до 4). Все вместе складывалось в крупный, торжественный и нарочито замедленный зачин, задавало ритм всей книги. Начальная часть не иллюстрировалась, но сосредотачивала максимум типографских приемов оформления—в их конструктивистском понимании (подбор и сочетание шрифтов и их разных кеглей, разбивка текста на полосе, многообразное использование «линеек», цифровых и буквенных классификаций и пр.).

Ядро книги отводилось основному авторскому тексту, обильно иллюстрированному (более половины площади). В каждой книге использовалось очень малое число типовых разворотов — от 2 до 4, а всего для пяти книг не более 7 их типов. Схема каждого из них очень проста и обычно симметрична для правой и левой полос: чаще всего текст печатается со спуском или с подъемом (или и то и другое вместе), а широкое горизонтальное поле сверху, снизу, сверху и снизу отдается иллюстрациям (вроде традиционных «заставок» и «концовок»); Чернихов очень любил также асимметричный тип разворота, у обеих полос которого иллюстрациям отводится левое вертикальное поле.

Поле с иллюстрациями отделяется от текста жирной линейкой той или иной толщины или просто «растворяется» в пространстве страницы, отчленяется подписями к рисункам и пр. От основного раздела всех рассматриваемых книг неизменно складывается впечатление большой визуальной насыщенности и плотности каждой полосы, каждого разворота и всего основного блока книги.

Четыре из пяти рассматриваемых книг завершаются большим альбомом дополнительных иллюстраций. Особенно внушителен он в книге «Архитектурные фантазии», где состоит из 101 листа толстого мелованного «бристольского картона» (почти 3/4 физической толщины книги), с односторонней цветной печатью крупных, на полосу, иллюстраций. Альбом служит ее композиционным финалом.

А. Стригалев

This entry was posted in Творческий штрих. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.