Изображение в двух рукописях апостола Матфея

В успенском Евангелии архитектура, столик и сама фигура слишком конкретны, несколько тяжеловесна сама фигура апостола, восседающего на подушке. Подножие имеет фигурную форму в виде буквы «П», по торцам украшено резьбой акантом — мотив, характерный для южнославянской живописи. На столике с передней стенкой в виде сдвоенной арки — чернильница с пером и коленчатый пюпитр. Краски плотные, заметен вкус к полихромии — у Матфея зеленоватый гиматий и синий хитон. Хорошо написана голова моложавого старца с легкой подрумянкой. Матфей открыл евангелие на словах, призывающих к смирению: «Рече господь, блюдете да не призрите единого от мя».

В изображении евангелиста Матфея Евангелия Хитрово сохранено лишь общее построение композиции, но художник ее значительно переработал. Та же горизонтальная стена в виде низкого парапета на заднем фоне, которую мы затем постоянно встречаем в миниатюрах Рублева, но архитектура показана иначе, она стала легче и изящнее по формам. Слева башня с арочным проемом и двумя колонками красного мрамора, с консолями в виде стилизованных уточек, наподобие тех, что представлены в миниатюре Сийского евангелия. Справа — те же элементы, но колонки короткие со стилизованными капителями из листьев, они поддерживают антаблемент, тогда как арка правого здания опирается на два столпа с капителями в виде львиных голов. Столик для письменных принадлежностей значительно упрощен, простой формы, подобно седалищам в «Троице». Различные комбинации этих архитектурных форм мы встретим и в других произведениях Рублева.

Евангелист Матфей восседает в спокойной естественной позе, выражающей скромность и сосредоточенность на письме. Контур спины и бедра очерчен мягкой параболической линией, над поясом небольшой напуск гиматия подобно тому, как мы это видим в «Троице». Ноги поставлены на горизонтальной подставке одна вслед другой, как бы свидетельствуя о легкой перемене позы. Как и в Евангелии Успенского собора, Матфей облачен в голубой хитон и серый гиматий, фигура показана на фоне черного проема арки и отделена от него белильным тонким очерком. Силуэт фигуры более обобщен, цветовые сочетания мягче и более сгармонированы.

В. Г. Брюсова

This entry was posted in Живописный вид and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.