Достоевский как психолог и медик

Когда я слышу, как Достоевского называют психологом, реалистом и т. д., я сейчас же вспоминаю главу из «Братьев Карамазовых», в которой начинающему сходить с ума Ивану Карамазову с необычайной осязательностью и отчетливостью привиделся черт.

В дни моей молодости полагалось считать Достоевского не только психологом, но и почти психиатром. Были (даже среди ученых докторов) такие энтузиасты этой идеи, что они серьезнейшим образом предлагали обучать студентов психопатологии по романам Достоевского. Очень скоро, однако, обнаружилось, что Достоевский такой же сомнительный психиатр, как и медик. Как известно, патология Достоевского составлена целиком из двух болезней: нервной горячки и чахотки, часто, впрочем, соединяющихся у того же пациента, например, у Катерины Ивановны Мармеладовой («Преступление и наказание»). Излишне упоминать, что нервная горячка Достоевского только им одним и описана в медицинской литературе. Она представляет собой некоторую смесь истерии, брюшного тифа и воспаления мозга, — смесь конечно теоретически возможную, но кажется до сих пор не наблюдавшуюся.

Иван Карамазов, в упомянутой выше главе, тоже был «в нервной горячке». Правда, болезнь эта проявлялась у него несколько иначе, чем, например, у Полины в «Игроке» или у Настасии Филипповны в «Идиоте». Обе эти дамы, как известно, проявляли свою нервную горячку бросанием в людей и в неодушевленные предметы больших пачек бумажных или металлических денег. Полина бросила в голову игрока 200.000 серебряных и золотых талеров и «фридрихсдоров», а Настасья Филипповна швырнула в непотухший камин 100.000 бумажных рублей, завернутых в газетную бумагу. Иван Карамазов, хотя и был в нервной горячке, но таких денежных экстравагантностей не проделывал.

Раз уж зашел разговор о деньгах и о старых временах, читателям можно порекомендовать антиквариат в Санкт-Петербурге, где и жил великий русский писатель. В числе старинных вещей доступны уникальные раритетные книги XIX века. Теперь вернемся к нашей теме.

Конечно, без швыряния предметов все таки не обошлось: в конце главы пациент бросил в привидевшегося ему черта стакан воды и хотя, по уверению Ивана стакан этот угодил в пустое место, а по свидетельству Алеши и вовсе никуда не сдвинулся с своего места, — но акт швыряния, хотя бы и воображаемый, все же совершился. Кроме того, у Ивана Карамазова как и полагается по психопатологии Достоевского, очень болела голова и он, чтобы смягчить боль, обвязал себе лоб мокрым полотенцем. То же делал в больнице и его полубрат Смердяков, очевидно также подверженный нервной горячке.

Иван лежал на диване обвязанный мокрым полотенцем и вдруг он увидел, что на стуле против него сидит кто-то. Ничего загадочного и необычайного в этом мирно сидевшем на стуле посетителе не было. Достоевский подробно и, можно сказать, очень натуралистически описывает, как выглядел гость и как он был одет. По внешности это был благородный приживальщик из обедневших помещиков, с не совсем еще испарившимися, но уже трогательно беспомощными претензиями на барство. Достоевский не забывает добавить, что посетитель был уже не первой молодости, что ему, вероятно, перевалило уже за сорок лет. Отмечается также, что костюм на посетителе был хотя и от хорошего портного, но чуточку уже вышедший из моды, что перстень на его руке был недорогой, и что мягкая пуховая шляпа, которую он, как полагалось порядочному человеку, благовоспитанно держал в руках, была такая, которую уже сейчас настоящие джентльмены больше не носят. Кажется нельзя проявить большего натурализма в описании действующего лица. Читая эту вступительную часть главы, вы не менее ясно и реально, чем сам Иван, видите его гостя, принадлежавшего к тому же к самой распространенной в эту эпоху разновидности русского культурного человека. Кто же в 60-ые и 70-ые годы девятнадцатого столетия не встречал таких промотавшихся дворян с недорогими опаловыми перстнями на руках, с мягкими пуховыми шляпами, какие перестали уже носить, с вполне ещё порядочными манерами, но с готовым уже каждую минуту пошатнуться собственным достоинством?

Л. Галич

This entry was posted in Литературный мир and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.