Эпизоды с Лучо

Документальное кино может быть не только познавательным, но и очень творческим.

В картине Романа Кармена «Сердце Корвалана» есть интервью с политзаключенными. Один из них говорит:

«На Досоне мы выполняли непосильно тяжелую работу. Но в отношении Лучо тюремщики проявляли особую злобу, хотели уничтожить его физически. Он волочил тачку с камнями весом в девяносто килограммов, волочил по сыпучему песку до самого лагеря. Так работали каждый день в течение всей недели. И несмотря на то, что мы были физически ослаблены, товарища Лучо все время заставляли грузить тачку камнями. А другим заключенным, которые были в лучшем физическом состоянии, не позволяли оказать ему помощь».

И внешняя пластическая выразительность Мигеля Лаунера, когда он переламывается в поясе, горбит спину, вытягивает вперед напряженные руки, показывая, как Лучо волочит тачку с камнями, помогает ощутить, как там, на Досоне, жить человеку, действием усиливает, дает почувствовать драматический смысл своего рассказа.

И неожиданное его прямое, как с экрана телевизора, обращение в зал, которое в упор, требовательно взывает к отмщению. Ломкий голос Мигеля Лаунера, набравший в эти минуты высоту и звучность, ставший почти пророческим, звучит грозно и страстно: «Нас подвергали, кроме того, и психологическим издевательствам… лейтенант Валенсуэла — я называю его имя, мы никогда не забудем его, когда-нибудь он предстанет пред нашим судом, — он наставлял на каждого свой автомат, целясь прямо в затылок. Так под дулом автомата мы должны были быстро съесть обед, который состоял из тарелки фасоли и гнилых овощей. Тарелка днем и тарелка вечером».

Весь эпизод о Досоне пронизан гневным напряжением…

Внутренне подвижная, чуткая к эмоциональным сломам и перепадам атмосфера фильма после драматической напряженности эпизода с Лаунером переходит в теплоту лирического рассказа о Корвалане — народном учителе, отце, муже. На экране монтируются фотографии Корвалана с его дочерьми, фотографии его жены и друга Лили, а на их фоне, по ассоциации с ними — кадры ранней весны. Робкое, ласковое солнце, капель, играющие мальчишки — то короткое время, когда проходят зимние холода, все тает, светится, добреет. Это эпизод-пауза. Лирическая покойная минута. Минута жизни. Музыкальная тема его, повторяющаяся в фильме еще несколько раз, печальна, светла и непрочна, как переменчивое солнце ранней весны. Редкая счастливая минута в жизни Корвалана. Минута из прошлого. «На его примере мы понимали не только, что такое борьба, мы понимали, и насколько прекрасна жизнь»,— говорит в фильме о Луисе Корвалане его сын.

Цит. по: Л. Донец. Товарищ Лучо (Искусство кино №4, 1976)

This entry was posted in Характерный лик. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.