Восхождение Арама Хачатуряна

…Сентябрь 1921 года. Небольшая станция Баладжары. Сюда одновременно прибыли с разных сторон два поезда. В одной из теплушек едет из Новой Нахичевани в Ереван с семьей известный художник 40-летний Мартирос Сарьян, едет, чтобы никогда не покидать родную Армению. В таком же товарном вагоне едет из Тбилиси в Москву 18-летний юноша Арам Хачатурян. Он еще и не думает стать музыкантом, просто едет в семью своего старшего брата Сурена, который живет в Москве и заведует московской Армянской драматической студией. Вместе с Арамом едут в Москву актеры и педагоги студии. Они узнают Сарьяна, радостно приветствуют его. С любопытством и глубоким уважением всматривается Арам в лицо художника, не предполагая, что пройдет не так много лет, и они станут друзьями, и знаменитый мастер будет писать его живописный портрет. Это произойдет тогда, когда музыкальная палитра композитора засверкает теми же изумительными красками, что и полотна Сарьяна, и оба художника предстанут перед миром ярчайшими певцами родной Армении.

В Москве после занятий на подготовительном курсе университета Арам поступил на биологическое отделение физико-математического факультета. А еще через некоторое время он вошел в учебную аудиторию… музыкального техникума. Призыв музыки оказался сильнее доводов здравого смысла, который подсказывал, что в 19 лет поздновато знакомиться с нотной грамотой. Интересно, что именно в 19 лет (это произойдет в Ленинграде через три года) Дмитрий Шостакович напишет свою Первую симфонию, которая сразу поставит его в ряд крупных современных композиторов. Но музыка позвала Арама, ничего не обещая, кроме великой радости общения с нею. И он пошел ей навстречу.

Через одиннадцать лет и Арам Хачатурян написал свою Первую симфонию, и она тоже поставила его в ряд талантливейших советских композиторов. Имя Хачатуряна заносится золотыми буквами на мраморную доску почета лучших выпускников консерватории, туда, где уже были записаны имена Танеева, Рахманинова, Скрябина, Глиэра, Игумнова…

За Первой симфонией следует Фортепианный концерт, за ним Концерт для скрипки с оркестром… Складывается неповторимый, изумляющий богатством и разнообразием красок мир звуковых образов хачатуряновской музыки. В какой бы форме ни являлась музыка Хачатуряна, в ней все же непременно обнаружится импровизационно-привольное звеньевое построение, то есть данные напев и ритм в вариантных сопоставлениях со множеством узоров на остинатном рисунке. Гамма настроений и смена их — беспредельны: от томных, нежных, изысканно-рыцарственных высказываний и образов до величаво-грозных, плотоядно-страстных, жгуче солнечных. И всюду всегда слух ошеломлен щедростью выразительных средств и неисчерпаемостью выдумки… словно пересыпаются лучистые драгоценные камни и нанизывается ожерелье за ожерельем, и смены красок в оркестре и смены звеньев-настроений кажутся перемежающейся игрой сияний камней, от яркостей бриллиантовых лучей до элегической прелести жемчуга!

Конечно, музыка несла в себе большое социальное содержание. Когда великого армянского поэта Аветика Исаакяна спросили, какая черта армянского национального характера кажется ему главной, стержневой, он ответил: «Жажда справедливости». И добавил: «Слишком долго, столетиями мы ее дожидались». Армянская литература и искусство, которые в период угнетения народа были его «орудием за освобождение, за национальное самосохранение» (по словам Исаакяна), теперь, с победой Октября, получили возможность для полного расцвета. И вот эта многовековая «жажда справедливости» должна была проявиться в искусстве величайшим взрывом радости. Должны были появиться художники, в творчестве которых хлынуло бы солнце. И они появились.

Из книги «Спартак» — балет А.Хачатуряна» Г. Пожидаева

← Третья жизнь Спартака

This entry was posted in Мелодический лад and tagged . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.