МОЛОДОЙ ДОСТОЕВСКИЙ

Да, г. Голядкин погибает потому, что не приспособлен к подлости, не может жить подлостью, и в этом его че­ловечность. Но и самая человечность в нем настолько изъедена ржавчиной раздвоенности, что не в силах про­тивостоять разрастанию подлости в его душе.

В работе «Взгляд на русскую литературу 1846 года» Белинский, с одной стороны, развивает свои прежние по­ложения о «Двойнике», вновь подчеркивает, что Достоев­ский «обнаружил огромную силу творчества, характер героя принадлежит к числу самых глубоких, смелых и истинных концепций, какими только может похвалиться русская литература, ума и истины в этом произведении бездна, художественного мастерства — тоже; но вместе с тем тут видно страшное неумение владеть и распоря­жаться экономически избытком собственных сил».

Вместе с тем Белинский уже гораздо резче формули­рует серьезность художественных ошибок автора «Двой­ника». «Все, — пишет он, — что в «Бедных людях» было извинительными для первого опыта недостатками, в «Двойнике» явилось чудовищными недостатками». Глав­ное, что вносит критик нового в свою оценку произведе­ния, заключается в следующем: «Но в «Двойнике» есть еще и другой существенный недостаток: это его фанта­стический колорит. Фантастическое в наше время может иметь место только в домах умалишенных, а не в лите­ратуре, и находиться в заведовании врачей, а не поэтов».

В этой оценке есть терминологическая неясность, вследствие которой может создаться впечатление, что Бе­линский выступает вообще против фантастического в литературе. Однако мы знаем его отношение к фантастике Пушкина, Гоголя. Следовательно, тут речь идет о той специфической фантастике, которая отличает произведе­ние Достоевского, о неразличимости в «поэме» болезнен­ного бреда от реальной действительности. Своим замечани­ем о том, что такая фантастика «может иметь место только в домах умалишенных, а не в литературе, и находиться в заведовании врачей, а не поэтов», Белинский и указы­вает на тенденцию к подмене искусства психопатологией.

Современники остро ощущали эту болезненную тен­денцию. Анненков в литературном обзоре за 1848 год от­носит Достоевского, как автора «Двойника» и «Хозяйки», к тем писателям, которые занимаются преимущественно психологической формой помешательства, любят сума­сшествие для сумасшествия. Достоевского Анненков счи­тает основателем этого направления.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.