МОЛОДОЙ ДОСТОЕВСКИЙ

Вся эта сцена наполнена обобщенным, символическим значением. И сиротливое жалкое наблюдение за чужим праздником из захламленного чулана, и нелепое пребы­вание на балу, и это противоречие между желанием г. Голядкина спрятаться от всех в своем уголке и проти­воположным стремлением вдруг выскочить в центр, и главное: неумение найти, понять свое социальное поло­жение,— всегдашнее неумение г. Голядкина! — поистине, во всем этом сгусток социальной межеумочности. Не в своей средене в своей тарелке…

Умение художника выбрать для своего героя именно такую сюжетную ситуацию, в которой как нельзя более ярко проявляется суть его характера и всей его жизненной позиции, — одно из коренных условий типизации. Достоев­ский в лучших местах «Двойника» приближается к созданию настоящего социального типа. Но этому мешает все то, что означало отход от реализма. Добролюбов писал: «При хорошей обработке из г. Голядкина могло бы выйти не исключительное, странное существо, а тип, многие черты которого нашлись бы во многих из нас». Исключительность и странность — не в безумии Голяд­кина: Добролюбов как раз подчеркивал, что в людях, подобных герою «Двойника», «решительно сидит тенден­ция к сумасшедшему дому; дайте им только побольше мечтательности и меланхолии, — и переход будет не­далек…» Исключительность и странность — в таком сме­шении фантастики с реальностью, при котором читателю тоже предлагается смотреть на все глазами сумасшедшего дома, изнутри расстроившегося сознания героя.

Все унизительные положения, в которые попадает Голядкин, вполне могли случиться с ним, а то и слу­чаются (сцена на балу). Но фантастичность, о которой говорят Белинский и Добролюбов, как о художественной слабости, заключается в том, что нас не выводят за пре­делы болезненного сознания героя. А это создает уже не ту мрачность, горечь в изображении социальной действи­тельности, за которую Добролюбов приветствовал До­стоевского, видя в ней противоположность казенному оптимизму; нет, создается особая, болезненная мрачность, способная лишь помешать читателю добраться до соци­ального смысла «поэмы».

Великолепен по остроте и глубине проникновения в сердцевину художественного произведения добролюбов­ский разбор «Двойника».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.