ЭВОЛЮЦИЯ ТВОРЧЕСКОГО ОБЛИКА В. Ф. ОДОЕВСКОГО

Здесь говорилось о «Мнемозине» и ее издателе Одоевском следующее: «Страсть писать теории, опровергаемые авто­рами на практике, есть одна из примет нашего века, и она заглавными буквами читается в „Мнемозине“. Впро­чем, за исключением диктаторского тона и опрометчиво­сти в суждениях, в г-не Одоевском видны ум и начитан­ность» *. Бестужев не просто спорил с Одоевским. Он увидел в издателе «Мнемозины» одного из вождей и тео­ретиков нового течения в романтической литературе — романтизма философского, стремившегося высказать свои идеи прежде всего в философской эстетике, теории. Здесь впервые выявились и столкнулись два типа романтическо­го миросозерцания, определились два течения внутри рус­ского романтизма. К тому же это был спор разных поко­лений.

Таким образом, первый период творческой деятельно­сти В. Ф. Одоевского отмечен двойственностью понимания его современниками. Облик писателя воспринимается как бы отдельно от облика литературно-публицистического деятеля. Причем с Одоевским — журнальным деятелем и критиком либо спорили, либо стремились заключить с ним союз** как с человеком, пользующимся соответст­вующей литературной репутацией, и умелым полемистом.

Творчество Одоевского-прозаика было постоянным по­водом для критических нападок и реже — дружеских по­хвал. Объясняется эта разноголосица в суждениях совре­менников о литературной деятельности молодого писателя-романтика тем, что в первой половине 20-х годов XIX в.

*              Литературно-критические работы декабристов. М., 1978, с. 76.

**             См.: Русская старина, 1875, № 7, с. 377.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.