ЧЕХОВ (личность, творчество)

цель — сорвать «маску» с лица Чехова[1]. Человеческая неблагодарность, бросившаяся в глаза читателям этих

мемуаров, обесценила их довольно быстро: еще были живы многие из тех людей, кто хорошо помнил о боль­ших и малых услугах, которые оказывал Чехов своему будущему обличителю, о том терпении и неизменно теп­лом чувстве, с которым Чехов выполнял многочисленные поручения этого весьма усердного просителя. Неблаговид­ность помыслов этого мемуариста, лежащих в основе его агрессивной оценки Чехова, была, разумеется, исклю­чением. Но исключение это напоминает нам о возможно­сти менее вопиющих отступлений от общего уважитель­ного и любовного восприятия личности Чехова, когда от­ношение к нему могло быть продиктовано мелким чувством более слабого конкурента по литературе. Нужно было обладать такой безукоризненно честной натурой, как Короленко (который более других мог бы считать себя «конкурентом» Чехова), чтобы на протяжении сем­надцатилетнего общения сохранить ровное товарищеское отношение к более талантливому писателю. Деятельная и веселая натура молодого Чехова в первой части извест­ного портрета-триптиха, созданного в воспоминаниях Ко­роленко, начисто лишена налета эгоистического прак­тицизма.

Старшее писательское поколение в своем отношении к Чехову было свободно от духа нездорового соревнова­ния и в известном смысле имело больше возможности по­нять и принять его как одаренную личность. Н. С. Лесков рано почувствовал, что это поэтическая натура, нуждаю­щаяся в духовном благословении, Д. В. Григорович, А. С. Суворин, Я. П. Полонский, А. Н. Плещеев понима­ли необходимость для молодого писателя моральной и практической поддержки. Только Лев Толстой из стар­ших встретился с Чеховым уже в пору его известности и нежно, отечески полюбил его— не только как писателя, но и как личность.

С течением времени Чехов и сам превратился в пред­ставителя «старшего», хотя еще не старого (35—40 лет) поколения. И тогда в его облике для начинающих писа­телей все чаще стали открываться новые, казалось бы, не свойственные ему черты — потенциального учителя, мет-

[1]              Ежов Н. М. Чехов Антон Павлович: Опыт характеристики,— Исто­рический вестник, 1909, № 8.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.