ЧЕХОВ (личность, творчество)

пути к постижению своеобразия его реалистического ис­кусства — о его «импрессионизме», «пантеизме», «натура­лизме». Более серьезными в этих попытках отделить Чехова от основного направления критического реализма были суждения о его «символизме» (А. Белый, Г. Чулков и др.).

Отмечая выдающийся новеллистический талант Чехо­ва, критики самых различных направлений чаще всего сходились на признании художественной неполноценно­сти его работы в области большой повествовательной формы (II. Краснов, А. И. Богданович, А. М. Скаби­чевский, К. Ф. Головин (Орловский), П. Скриба и др.). Но находились и более прозорливые ценители чеховского таланта, уже тогда отдававшие дань его социально-психо­логической повести (кроме Горького, откликнувшегося на выход в свет повести «В овраге», назовем здесь. Я. В. Абрамова, Д. Н. Овсяннико-Куликовского).

Как приговор драматургическому таланту Чехова был воспринят многими провал «Чайки» на сцене Алек- сандринского театра в 1896 г. Но, во-первых, и тогда по только в кулуарах редакций и в частных домах можно было услышать голоса о новизне чеховских пьес, но и на страницах газет можно было прочитать статьи с аргу­ментированной защитой чеховской драмы от нападок консервативной критики (в числе защитников были Л. Оболенский, Н. Ладожский, А. Смирнов). Во-вторых* через два года триумф «Чайки» в Художественном теат­ре, а вслед за ним и победное шествие всей чеховской драматургии на русской сцене засвидетельствовали, что поиски Чеховым-драматургом новых путей оправдали себя. Не далекие потомки, «внуки и правнуки», изумились слепоте публики Александринского театра, как пророче­ствовал Н. Ладожский в связи с провалом «Чайки» [1], а то же поколение зрителей, может быть часть тех же критиков, которые сидели с недовольными лицами в пар­тере Александринки в день премьеры этой пьесы.

Некоторые критики видели в Чехове истинно русского писателя, прекрасно знающего быт своей страны, но ог­раничивающегося изображением этого быта. И потому вскоре после смерти Чехова Мережковский позволил себе утверждать, что Чехов «в высшей степени национален, по не всемирен; в высшей степени современен, но не

[1]              Санкт-Петербургские ведомости, 1897, № 121, 6 мая.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.