ЭВОЛЮЦИЯ ТВОРЧЕСКОГО ОБЛИКА В. Ф. ОДОЕВСКОГО

В начале 30-х годов окончательная форма и глубин­ный смысл «Дома сумасшедших» были неясны не толь­ко знавшим об этом цикле современникам, но и самому автору. Позднее он так сказал о возникновении «Русских ночей»: «Так бессознательно развивались во мне одна за другою повести «Дома сумасшедших», и, уже окончивши их, я заметил, что они имеют между собой стройную фи­лософскую связь»*. «Русские ночи» были и для В. Ф. Одоевского, и для всей тогдашней русской литера­туры великим экспериментом и в сфере идей, и в области художественного творчества. Первое косвенное упомина­ние о замысле этой книги было сделано писателем еще в 1827 г., но чрезвычайно осторожно, в форме вопроса: «Мы, русские, последние пришли на поприще словесности. Не нам ли определено заменить эпопею, теперь невозмож­ную, драмой, соединяющею в себе все роды словесности и все искусства?»**. Такой труд вознамерился предпри­нять молодой писатель-романтик. Понятно, что Одоевско­му во время этой работы важен был каждый отзыв, по­нимание и беспристрастная критика. Поэтому он делился с моими замыслами с друзьями.

Отзывов о «Доме сумасшедших» и тем более об окон­чательном варианте этого цикла — «Русских ночах» вна­чале было немного, и почти все они исходили от людей, знавших Одоевского, от его друзей.

* Одоевский В. Ф. Русские ночи, с. 203.

** Одоевский В. Ф. Парадоксы.— Московский вестник, 1827, ч. II, № 6, с.168.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.