ЧЕХОВ (личность, творчество)

Так, используя высказывание Чехова из частного письма1888 г. (об «озорнике» Дымове из «Степи», кото­рый создан «прямехонько для революции», но ее в России никогда не будет) в книге, максимально сблизившей с Чеховым широкого читателя, Ю. Соболев тут же и от­деляет писателя от него в чуждый этому читателю лагерь.

В эту концепцию входила параллель Чехов — Горький (начато было сравнение этих писателей критиками еще при жизни Чехова). Для Соболева существует лишь рез­кий контраст между мироощущением этих писателей, «непонимание» Чеховым героической фигуры Нила, его «глу­хота» к звенящей публицистической ноте в «Меща­нах» 58. Развивая в своих театроведческих работах эту параллель, Ю. Соболев пришел к выводу, что Художест­венный театр должен играть Чехова теперь «в приемах театра „горьковского мироощущения»»59. Между резким противопоставлением Чехова Горькому и желанием ви­деть исполнение пьес в театре проникнутым горьковским «мироощущением» — противоречие, которому есть только одно объяснение: Соболеву кажется, что Чехов-драматург не дотягивает до Горького, и он предлагает театру лик­видировать этот недостаток чеховской драматургии.

Но в эти же годы стали намечаться пути к новому, более свободному и широкому прочтению Чехова.

В1935 г. Издательство детской литературы в Москве выпустило в свет книгу «А. П. Чехов. Изранные произве­дения. Редакция, биографический очерк и комментарии А. И. Роскина».

Непредвзятый подход к писателю, опора на документ в широком смысле этого слова (письма Чехова и к Чехо­ву, часто не опубликованные, произведения, вошедшие в школьную программу и малоизвестные даже специали­стам, мемуары, частично записанные самим Роскиным), наконец, желание извлечь из жизни и творчества Чехова то ценное, что поможет современному молодому человеку в его духовном росте,— все это обеспечило эффективность переоценки старых взглядов на Чехова. Эта переоценка была более тонкой, чем бытовавшая до этого замена од­ного штампа другим (вместо певца сумерек — обличитель социальных порядков, вместо элегического автора — бес­пощадный сатирик, в итоге вместо мрачного грима — грим

[58]  Там же, с. 253.

[59]              Соболев Ю. Горький и Чехов.— Советский театр, 1936, № 8, с. 9.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.