ЭВОЛЮЦИЯ ТВОРЧЕСКОГО ОБЛИКА В. Ф. ОДОЕВСКОГО

Художественные образы философ­ской повести движимы не только творческим сознанием, но и целостным миросозерцанием, как бы соединяющим разрозненные части в целое. Рецензируя в следующем году альманах «Новоселье», Надеждин сразу же назвал имя наиболее успешно работавшего в жанре философ­ской повести прозаика — В. Ф. Одоевского и две его по­вести («Бал» и «Бригадир»), впоследствии вошедшие в «Русские ночи». О писателе сказано: «Мы признаем в нем талант, весьма много обещающий для русской фило­софической повести».* Эта же мысль повторена Надеж­диным и в рецензии на второй том «Новоселья». Критик увидел в Одоевском талантливого представителя фило­софского романтизма, писателя-мыслителя, имевшего соб­ственный «философический взгляд на целость жизни»**, разрабатывавшего свой особый жанр и вместившего в рамки повести глубокие размышления и масштабные проблемы. Такая оценка была верной, хотя Надеждин свои наблюдения, высказанпые вскользь, не развил, а другие критики, и прежде всего пошедший за ним Бе­линский, эту идею разрабатывать и применять к Одоев­скому не стали.

Впрочем, есть одна книга, автор которой оказался со­лидарным с Надеждиным в оценке творчества Одоевского. Это книга немецкого писателя и переводчика Генриха Кенига «Литературные картины России», вышедшая в Штутгарте в1837 г.

*              Надеждин Н. И. Литературная критика: Эстетика. М., 1972, с. 344.

**             Там же, с. 386.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.