ЭВОЛЮЦИЯ ТВОРЧЕСКОГО ОБЛИКА В. Ф. ОДОЕВСКОГО

Поражали ливрейный лакей на запятках княжеской кареты, великолепная библиотека и уникальная коллекция музыкальных инструментов; Одоевский чувствовал стремление литературной молоде­жи противопоставить себя светским связям и теряющей­ся в глубине веков родословной*. Однако писатель не изменял своему демократизму и как сотрудник «Отечест­венных записок» помогал им публиковаться и защищал авторов, и прежде всего Белинского, от нападок цензуры. Его знаменитый литературный салон всегда был открыт для литературной молодежи.

К Одоевскому относились снисходительно, как к ар­хаизму. И. И. Панаев в1839 г. писал Белинскому: «Нога моя вот уже более двух лет не вступает ни в один салон, кроме крошечного салончика князя Одоевского. Жаль, что он рожден князем и должен при случае непременно быть или казаться таковым. Артист в душе, он сам чув­ствует неловкость своего положения, и это его мучит, по крайней мере мне так кажется. Две разнородные стихии борются в нем, и ни одна не может одолеть другую»**. В начале 60-х годов Панаев развил эту мысль в «Литера­турных воспоминаниях». Одоевский снисходительно пред­ставлен в них безобидным чудаком в нелепом наряде ал­химика, пережившим свое время.

*              См.: Срезневский И. И. Путевые письма из славянских земель.

СПб., 1895, с. 29.

**             Белинский и его корреспонденты. М., 1948, с. 201.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.