«Ругон-Маккары» Э. Золя

Это началось 27 апреля, в самый канун открытия традиционного Салона, официаль­ной выставки живописи и ваяния 1866 года. На страницах газеты «Эвенман» Золя пуб­лично обвинил членов жюри выставки в пристрастности и необъективности. Он с возмущением писал, что жюри не пожелало пропустить в Салон «смелые, полнокровные картины» многих талантливых живописцев только потому, что творчество этих молодых мастеров отрицает традиции академической школы и тем самым подрывает престиж влиятельной касты. После открытия выстав­ки Золя напечатал еще несколько статей, где недвусмысленно изложил свое от­ношение к новому направлению в живо­писи, впоследствии получившему название «импрессионизм», и прежде всего к рабо­там Эдуарда Мане и его единомышленни­ков. Он заявил, что картины Мане, над которыми сейчас издеваются, завтра ста­нут украшением Лувра, славой националь­ного искусства.

Эдуард Мане. Завтрак на траве. 1863. Париж, Лувр

∼∼∼∼∼∼∼∼∼∼∼

Обыватели и выражавшие их мнение критики были шокированы «бесцеремон­ностью» Золя, они требовали, чтобы «Эвенман» прекратила издевательства над чита­телями, грозили объявить газете бойкот. Но Золя не унимался. Он был не из тех, кто останавливается на полпути. В конце года, объединив свои статьи о художниках, он из­лил их отдельной книгой, которую назвал «Мой Салон», и посвятил ее своему другу Полю Сезанну.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.