ЭВОЛЮЦИЯ ТВОРЧЕСКОГО ОБЛИКА В. Ф. ОДОЕВСКОГО

В то же время общая оценка значения Одоевского в статьях Григорьева неизменно вы­сока, а главная задача критика заключается в том, что­бы вернуть имя Одоевского в критику, постепенно пере­растающую в историю и даже теорию литературы. Поэто­му критик в своих обозрениях включает имя Одоевского в общий ряд писательских имен, сопоставляет его твор­чество с произведениями Гоголя, Достоевского и других русских художников 40—50-х годов. Однако упорное мол­чание Одоевского, отказавшегося в конце 40-х годов от литературной деятельности, не позволило Григорьеву продолжать свой разговор об авторе «Русских ночей». Тем не менее рассуждения критика об Одоевском были наиболее серьезной попыткой критики того времени ос­мыслить творчество писателя, его пафос и самобытную художественную форму.

После статей Ап. Григорьева имя Одоевского в крити­ке почти не упоминалось. О нем вспоминали лишь такие знатоки литературной старины и библиофилы, как М. Н. Лонгинов, весьма проницательно связавший «таин­ственную» повесть И. С. Тургенева «Фауст» с романти­ческой традицией, произведениями В. Ф. Одоевского. Лонгинов в1856 г. писал Тургеневу о «Фаусте»: «При­знаюсь, всю повесть нахожу неестественною и считаю, что ты в ней не в своей сфере, зачерпнувши немного из мутного колодца творений моего друга Одоевского» *.

*              Сборник Пушкинского дома на 1923 год. Пг., 1922, с. 142.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.