ЭВОЛЮЦИЯ ТВОРЧЕСКОГО ОБЛИКА В. Ф. ОДОЕВСКОГО

Такого рода настроения были настолько сильны, что даже тяготевший к позитивистскому эмпиризму П. Н. Сакулин был вынужден назвать свою двухтомную моногра­фию об Одоевском «Из истории русского идеализма» (1913). Ю. Айхенвальд, чутко улавливавший все изменения литературной моды и умело их популяризировав­ший, писал о «Русских ночах»: «Это — один из лучших памятников старого русского идеализма и „любомудрия“, воздвигнутый человеком, правда более любопытным, чем интересным, чудаком, оригинальным и оригинальни­чавшим, своеобразно одаренной личностью, которая лю­била проявлять изысканность знаний, какой-то эпику­реизм сведений» *.

Идеалист, экзотический гений, эстет, мистик — таково восприятие В. Ф. Одоевского, характерное для 900-х годов XX в.

Подлинно научное изучение творчества В. Ф. Одоев­ского и издание его произведений начинаются в послеок­тябрьское время. О. В. Цехновицер подготовил и осуще­ствил издание научно-фантастического романа «4338-й год» (М., 1926) и тома «Романтических повестей» (JL, 1929). Б. Козьминым и М. Бриксманом напечатан в «Литературном наследстве» (т. 22—24, 1935) ценнейший дневник Одоевского. Появляются статьи Н. В. Измайлова о      писателе.

Расцвет советского пушкиноведения способствует ин­тенсивному изучению наследия Одоевского и публикации его текстов в «пушкинских» томах «Литературного на­следства».

*              Айхенвалъд Ю. Слово о словах. Пг., 1916, с. 73.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.