Франц Рубо / Вершина творчества – панорама «Бородинская битва»

Вряд ли повлияло на восприятие панорамистом событий Отечественной войны знакомство с документальными зарисовками участников похода в Россию Х.-В. Фабер дю Фора, артиллерийского майора из корпуса французского маршала Нея, и немецкого художника А. Адама, оставивших скрупулезно точные картины отдельных эпизодов Бородинского сражения.

Ничего общего у Рубо нет и с мастером помпезных, холодноватых полотен, баварским баталистом Н. Гессом, исполнившим по заказу царского правительства для Военной галереи Зимнего дворца серию картин на темы крупнейших сражений 1812 года.

Баталист был чужд и чисто внешнего, эффектного начала, проявившегося в панораме современника события, французского живописца Ж.-Ш. Ланглуа, сюжетом которой стала атака французскими войсками в день Бородинской битвы Большого редута — батареи Раевского.

В русской литературе и искусстве XIX века Отечественная война 1812 года овеяна своеобразным романтическим пафосом. «Воспоминания в Царском Селе» и «Полководец» А. С. Пушкина, «Бородино» и «Два великана» М. Ю. Лермонтова, эпопея Л. Н. Толстого «Война и мир», «Портрет Д. В. Давыдова» О. А. Кипренского, графические листы И. И. Теребенева — яркие, патриотические произведения, отразившие «вечную память Двенадцатого года» и знаменитого Бородинского сражения.

Традиции русского искусства, унаследованные Рубо, проявились в возвышенно-романтическом характере восприятия Бородинской битвы, которая «пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов»65.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.