ЛИТЕРАТУРНАЯ СУДЬБА А. А. ФЕТА

Фет обладает «истинным, живым талантом» 20, но сфера его поэзии сравнительно узка: «сочувствие природе, понимание движений сердца — вот лучшие стороны этого таланта»21. В других отзывах 50-х годов Григорьев развивает свою мысль о том, что самобытность дарования Фета из достоинства, каким она, по-видимому, является, легко может перерасти в качество, которое станет преградой между Фетом и его читателями, так как «дарование Фета совершенно самобытное, особен­ное, до того особенное, что особенность переходит у него в причудливость, подчас в самую странную неясность или в такого рода утонченность, которая кажется изыскан­ностью» 22. Григорьев пока еще скорее сочувствующе относится к тому, что далеко не все в произведениях Фета может быть воспринято широким читателем. Он признает, что «неясное» присутствует «во многих его стихотворениях», но объясняет это тем, что Фет прежде всего — «поэт субъективный, поэт одной из самых болез­ненных сторон сердца современного человека». Но, с тре­вогой и сомнением спрашивает Григорьев, «искренни ли мотивы этой болезненности — весьма трудно решить, особенно нам, понимающим даже и неясное во многих его стихотворениях» 23. Всего лишь через два года те же самые особенности поэзии Фета вызовут раздраженный отзыв Григорьева.

20             Там же, с. 72.

21             Там же.

22             Москвитяпин, 1853, № 1, кн. I, отд. V, с. 42; Григорьев А. А. Ли­тературная критика. М., 1967, с. 86.

23             Там же.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.