ЛИТЕРАТУРНАЯ СУДЬБА А. А. ФЕТА

И он же через несколько лет, не меняя своего общего взгляда на назначение поэзии, берет для своего произведения эпиг­раф из стихотворения Фета, как наиболее тонко выражаю­щего оттенки чувств (роман «Вместе», начало 60-х годов).

Новый период в отношениях общества к поэзии как будто бы не отразился существенно на, казалось, уже установившейся литературной репутации Фета.

Около 1854 г. происходит очередной взрыв интереса к поэзии. «Стихи тогда наводняли журналы,— вспоминает Е. А. Штакеншнейдер,— читались, пелись, ходили в рукописях по рукам» 30. Имя и стихотворения Фета по­минаются постоянно в журналах, в литературных сало­нах, к ним в значительной мере относится то «пелись», о котором говорит Штакеншнейдер. Тургенев уговаривает Фета издать новый стихотворный сборник. Вместе с тем не прекращаются и нападки на поэзию Фета. Своеобразие его творческой манеры по-прежнему вызывает недоуме­ние. «Стихотворение г. Фета „Жди ясного на завтра дня“,— пишет Б. Алмазов,— представляет как бы собрание всех самых характеристических недостатков произведений г. Фета, недостатков, о которых уже несколько раз было подробно говорено в нашем журнале. Неопределенность содержания в нем доведена до последней крайности… Что же это, наконец, такое?» 31.

Сознательное отстранение Фета от участия своей поэзией в общественной жизни времени, его недоверие к разуму, к мысли в поэтическом творчестве начинают вызывать все большее недоумение даже у людей, далеких от радикализма и рационализма.

30             Штакеншнейдер Е. А. Дневник и записки. М.; JI.: Academia, 1934, с. 37.

31             Москвитянин, 1854, № 21, с. 41.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.