Илья Сергеевич Глазунов

У. Отт. Как будто не художник?!

И. Глазунов. Да. не художник, я не имею права быть делегатом, потому что не художник — так, гость! Это немножко странно — есть Евтушенко, Вознесенский, допустим я не поклонник Евтушенко, его вечно меняющихся тенденций и линий, которые ловко следуют за временем, но мне было бы очень странно, если бы на съезде писателей Евтушенко был бы гостем.

У. Отт. А у вас все время была своя главная линия?

И. Глазунов. Да!

У. Отт. Мне кажется, Россия…

И. Глазунов. Можно сказать так, правда о действительности, объединяющая четыре цикла: первый — вечная Россия, второй — современная жизнь, то есть дневник человека, живущего в большом городе XX века, с его надеждой, любовью, тревогой, неверием, третий цикл — русская классическая литература, и в частности, мой любимый писатель-пророк — мыслитель Достоевский и четвертый — портрет.

У. Отт. О чем вы говорили на съезде художников?

И. Глазунов. О чем я говорил? Думал, наверное, меня сгонят. Аникушина, любимца Ленинградского союза художников, который всегда голосует против меня, где бы он ни был, его согнали. Начали аплодировать, хрюкать, шикать. Я сказал примерно следующее, что очень рад приветствовать многонациональную семью наших художников, что для меня это большая честь, как всегда будучи гостем, первый раз в жизни что-то сказать с трибуны. И что сейчас во времена перестройки мы должны творчески сотрудничать и дружить, сегодня не время групповщины, а свободного творческого соревнования. И еще сказал: «Мне очень не понравился доклад первого секретаря тов. Пономарева, который абсолютно скопирован с эпохи застоя, с его же собственных докладов, не отражает истинного положения дел в советском искусстве, очень скучен, формален». Здесь опять была гробовая тишина. Потом сказал, что в истории живописи никогда не было такой ситуации, когда художники покупали бы у художников картины. Для этого было государство, церковь, национальный заказчик. Теперь даются государственные деньги и художники друг у друга покупают картины, те, кто допущен к пирогу. Затем поинтересовался, почему на съезде только три процента молодежи? И сказал, что впервые за 70 лет советской власти мы с Петром Петровичем Литвинским, с которым работаем в мастерской портрета института Сурикова, пробили, как у нас говорят, спасибо ЦК ВЛКСМ, что тридцать молодых художников-студентов поехали в Италию. Тут раздались аплодисменты.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.