Эдвард Григ / Глава вторая: Дальнейший путь

С нею перекликаются «голоса природы» — пасторальные наигрыши, трепетные вздохи и возгласы, отдаленные отзвуки бури. Все стихает. Тихое созерцание, погружение в мир покоя завершает это лирическое интермеццо — быть может, наиболее впечатляющий эпизод сонаты. Несмотря на некоторые черты наивной изобразительности, Andante из фортепианной сонаты неизменно трогает и волнует своей поэтической простотой.

Благородная, торжественная музыка третьей части пробуждает воспоминания о воинственных образах рыцарской героики. Суровая энергия менуэта, с его характерной норвежской ритмикой (синкопированные акценты в трехдольном такте, триольные фигуры, дробящие сильную долю), хорошо гармонирует с общим настроением сонаты, ее северным «балладным тоном».

Героические «оссиановские» образы господствуют и в финале. Пронизанная отчетливым, пунктированным ритмом, главная тема финала отчасти напоминает балладные романсы Грига («Кроясь в сумрак туч свинцовых»-, «Осенняя буря»). И в то же время в ней сразу чувствуется активное, моторное начало, свойственное норвежскому танцу. Сочетание остинатности и острой моторности придает главной партии воинственный, волевой характер.

Однако не этот образ становится господствующим в дальнейшем развитии финала. Подчеркивая значение лирического начала, Григ противопоставляет первой теме просветленно-спокойную побочную партию (пример 28а), родственную главной теме Andante, которая затем приобретает в коде черты грандиозности и величия (пример 28б):

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.