ЛИТЕРАТУРНАЯ СУДЬБА А. А. ФЕТА

Иным достался от природы Инстинкт пророчески-слепой —

Они им чуют, слышат воды И в темной глубине земной…

Великой матерью любимый,

Стократ завидней твой удел —

Не раз под оболочкой зримой Ты самое ее узрел…

Фет мало печатает, хотя то, что уже было создано, по- прежнему читается, помнится, поется. Со страниц перио­дической печати имя Фета почти уходит. Его судьями и критиками становятся близкие ему люди: JI. Толстой, Тургенев, Боткин, А. Толстой, Полонский.

В 60—70-е годы постоянным читателем новых стихот­ворений Фета был JI. Толстой. На его суд Фет посылал почти все, что писал. «Лев Николаевич,— вспоминает Кузминская,— был большой ценитель его таланта. Я не раз слышала от него самые лестные отзывы о произведе­ниях Фета. Помню еще давно, когда случалось мне в Ясной проводить лето и, бывало, мы выйдем в звездную ночь в сад, Лев Николаевич посмотрит на звездное яркое небо и, припоминая Фета, скажет это стихотворение:

 

Я долго стоял неподвижно,

В далекие звезды вглядясь,—

Меж теми звездами и мною Какая-то связь родилась.

«Как хорошо это»,— скажет он,— «А дальше?» — спрошу его,«А дальше еще лучше».— «Ну скажи». И он продолжает:

Я думал… не помню, что думал;

Я слушал таинственный хор.

И звезды тихонько дрожали,

И звезды люблю я с тех пор…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.