Эдвард Григ / Глава третья: Встречи с Листом. Сотрудничество со Свенсеном

Я сказал, что обязан его письму тем, что я здесь, и это сообщение вызвало у него настоящий «уле-буллевский» смех. В то же время взгляд его с некоторой жадностью ощупывал пакет, который я держал под мышкой. «Ага, — подумал я, — Равнкильде прав!» Тут длинные паучьи пальцы Листа так беспокойно зашевелились, протягиваясь ко мне, что я счел за лучшее поскорее поручить своим собственным пальцам развернуть пакет. Лист принялся пробегать глазами ноты, то есть бегло прочитал глазами первую часть сонаты; о том, что он делал это отнюдь не для вида, свидетельствовали многозначительные кивки и восклицания: «браво» или «sehr schon!», которыми он отмечал лучшие места. Настроение мое все повышалось, но когда он вдруг попросил меня сыграть сонату, сразу опять упало ниже нуля. Мне ведь никогда не приходило в голову проиграть всю эту штуку на фортепиано и крепко не хотелось сидеть теперь перед Листом и ковыряться. Но никакие отговорки не помогли.

И вот я начал играть на его чудесном американском рояле (Chikering). В самом же начале, где скрипка вторгается немножко причудливым, но национальным пассажем, он воскликнул: «Ei, wie keck! Nun, horen Sie mal, das gefallt mir! Noch einmal, bitte!»* А когда скрипка вторично вступает в Adagio, он стал наигрывать партию скрипки на рояле в верхнем регистре в октаву так выразительно, красиво, верно и певуче, что я внутренне улыбался. То были первые звуки, какие я слышал у Листа. И затем пошло стремительное Allegro, — он играл партию скрипки, я фортепиано. Я все более входил в настроение, радуясь его одобрениям, на которые он до того не скупился, что я преисполнился восторженной признательности. Когда первая часть была окончена, я попросил у него позволения сыграть какую-нибудь фортепианную вещь solo и выбрал менуэт из «Юморесок», который вы, верно, помните. Когда я сыграл первые восемь тактов и повторил их, он стал выразительно напевать мелодию, сопровождая пение какими-то героическими жестами, значение которых было мне вполне понятно. Я отлично заметил, что ему особенно нравилось национальное своеобразие музыки. Я предчувствовал это, почему и взял с собой как раз те вещи, в которых пытался затронуть национальную струну. Окончив менуэт,

___________________________________________________

* «Ого, как смело! Послушайте, это мне нравится! Ну-ка, еще раз!»

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.