Эдвард Григ / Глава третья: Встречи с Листом. Сотрудничество со Свенсеном

не пробовал разучивать концерта). Тогда Лист взял манускрипт, подошел к роялю и сказал со своей особенной улыбкой, обращаясь ко всем присутствующим: «Nun, dann werde ich Ihnen zeigen, dass ich anch nicht kann» *.

И начал. Я должен заметить, что в первой части концерта он взял слишком ускоренный темп, так что несколько скомкал начало, но потом, когда я сам нашел случай указать темп, он играл так, как может сыграть только он и никто другой. Характерно, что каденцию, представляющую наибольшую трудность в техническом отношении, он сыграл идеально. Его мимика бесподобна. Ему мало — играть, он еще разговаривает и критикует при этом. Он бросает остроумные замечания то тому, то другому из окружающих, дарит многозначительные кивки головой направо и налево, — особенно когда что-нибудь захватит его самого. В Adagio и, главным образом, в финале он дошел до апогея и в смысле исполнения, и в смысле расточаемых им похвал. — Не могу опустить здесь один прямо-таки божественный эпизод. В заключительной части финала повторяется, как вы, верно, помните, вторая тема в мощном fortissimo. В самых последних тактах, где первая нота первой триоли темы (gis) меняется в оркестре на g, в то время как у фортепиано взвивается вверх по всей клавиатуре могучая гамма, здесь Лист вдруг остановился, выпрямился во весь рост, вышел из-за рояля и, шагая с поднятой рукой, громадными театральными шагами по обширной монастырской зале, буквально проревел тему. При упомянутом g он простер руку повелительным жестом императора и завопил: «G, g, nicht gis! Famos! Das ist so echt schwedisches Banko!» ** А затем, словно в скобках, pianissimo, прибавил: «Der Smetana hat mir neulich etwas davon ge-schickt» ***. Затем он снова уселся за рояль, повторил всю строфу и доиграл до конца. А окончив и протягивая мне тетрадь, сказал с особенной выразительностью и искренностью: «Fahren Sie fort, ich sage Ihnen, Sie haben das Zeug dazu, und, — lassen Sie sich nicht abschrecken!» ****. Эти последние слова имеют для меня бесконечно важное значение. Это нечто такое, что я назвал бы благословением. И не раз в минуты разочарования и горечи буду я повторять себе его слова; я уверен, что воспоминания об этом часе будут поддерживать меня с волшебной силой в дни испытаний» ¹4.

______________________________________________________

* «Ну, так я покажу вам, что и я тоже не могу»,

**         «Соль, соль, а не соль-диез! Бесподобно! Это настоящий шведский пунш!»

*** «Кое-что в этом роде недавно прислал мне Сметана».

**** «Продолжайте, говорю вам, у вас есть все данные — и не позволяйте себя запугивать!»

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.