ЛИТЕРАТУРНАЯ СУДЬБА А. А. ФЕТА

Гарин-Михайловский был горячим поклон­ником Фета, но его герою Корневу, юноше начала 70-х годов XIX в., и представить себе странно, что в фетовских стихотворениях он может найти отзвук своих пережива­ний, настолько укоренилась в сознании демократического читателя та репутация Фета, о которой говорит Вересаев.

Чернышевский в письме сыновьям из Сибири от 8 мар­та 1878 г. пишет о Фете, как о давно забытом поэте. Чернышевский признает поэтический талант Фета, но, пишет он, его стихи «такого содержания, что их могла бы написать лошадь, если б выучилась писать стихи,— везде речь идет лишь о впечатлениях и желаниях, суще­ствующих и у лошадей, как у человека» 83.

Несомненно оказывали влияние на представление о Фете-поэте и его публицистические статьи откровенно консервативного характера. В 1874 г. произошел разрыв на этой почве Фета с Тургеневым, и хотя отношения позже возобновились, но были далеко не такими друже­скими и интимными, как прежде. В конце 70-х годов из прежнего ближайшего окружения Фета лишь JI. Толстой остается его постоянным читателем и критиком. Получив стихотворение «Alter ego», он пишет Фету 27 января 1878 г.: «Спасибо вам, что не наказываете меня за мол­чание; а еще награждаете, дав нам первым прочесть ваше стихотворение. Оно прекрасно! На нем есть тот особен­ный характер, который есть в ваших последних — столь редких стихотворениях. Они очень компактны, и сиянье от них очень далекое. Видно, на них тратится ужасно много поэтического запаса» 84.

 

83              Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч., т. 15, с. 193.

84 Толстой Л. Н. Полн. собр. соч., т. 62, с. 384.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.