Эдвард Григ / Глава четвертая: Григ и Бьернсон

Вместе с поэзией Бьернсона в искусство Грига вошла героико-эпическая тема — одна из ведущих тем классической норвежской литературы; вместе с ней пробудился у Грига дар сказителя, скальда. И если эта эпическая тема в дальнейшем у Грига отнюдь не стала преобладающей, то в годы «самоутверждения» его творческой личности она сыграла очень существенную роль. Игнорировать ее (как это делают многие биографы Грига) — значило бы ограничивать, обеднять представление о композиторе. Не будет преувеличением сказать, что Бьернсон помог Григу стать «истинным норвежцем». В романтически-нежных юношеских произведениях композитора начала шестидесятых годов мы не найдем еще той строгости и чистоты линий, какой отмечено его зрелое творчество, сложившееся в значительной мере под воздействием величественной, проникнутой духом древней саги поэзии Бьернсона. Сквозь эту «эпическую сферу» неминуемо должен был пройти Григ в поисках новых, монументальных художественных форм.

Бьернсон и Григ

Рисунок Э. Вереншелля

В своих сочинениях на тексты Бьернсона Григ выразил ведущую, передовую тенденцию норвежского искусства того времени — линию национальной историко-патриотической драмы.

Таковы, в первую очередь, крупные музыкальнодраматические композиции на тексты Бьернсона, созданные Григом в начале семидесятых годов. В хоровой сцене «У врат монастыря», в мелодраме «Берглиот», в музыке к драме «Сигурд Юрсальфар», в сценах из неоконченной оперы «Улаф Трюгвасон» Григ выступает в новой для него роли драматурга.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.