ЛИТЕРАТУРНАЯ СУДЬБА А. А. ФЕТА

Вот какую область сама себе выделила муза нашего поэта. Чуждая «мести и печали», она видит свое призва­ние исключительно в целении мук, порожденных муками и невзгодами житейской действительности, и целение это она приносит не в виде поучений и обличений, а в при­зыве к «высокому наслаждению», к счастью «пленитель­ных снов наяву», снов, которые она навевает своею «бо­жественной властью»95. Автор этих строк, сам поэт, Голенищев-Кутузов был восторженным почитателем фетовской лирики, и хотя он видел в ней поэзию «для не­многочисленного круга истинных знатоков» 96, все же не мог не понимать, что значение ее гораздо шире, чем быть наслаждением лишь для эстетов. Голенищев-Кутузов ока­зался, пожалуй, первым, кто заговорил о мировом мас­штабе дарования Фета. «…Наша литература,— писал Голенищев-Кутузов,— обладая музою г. Фета, законно и по справедливости гордится столь блестящим преимущест­вом перед всеми современными литературами Запада, которым в этом отношении противупоставить ей реши­тельно нечего» 97.

В 80-е годы расширяется круг аристократических зна­комых Фета. Его поклонник и постоянный корреспон­дент — великий князь Константин Константинович Ро­манов, поэт, подписывавший свои произведения инициала­ми К. Р. Еще одним, уже не только поклонником, но даже и помощником Фета в его переводах римских классиков становится генерал граф А. В. Олсуфьев. В своем име­нии — селе Ершове — Олсуфьев поставил первый в Рос­сии памятник Фету. Олсуфьеву же принадлежит большая статья «Ювенал в переводе г. Фета» 98.

95 Русский вестник, 1888, № 4, с. 372.

96 Там же, с. 373.

97 Там же, с. 380.

98 Журнал Министерства народного просвещения, 1886, N° 2, 3, 5, 8.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.