Эдвард Григ / Глава четвертая: «Улаф Трюгвасон»

Нотный пример 64 (часть 2)

Драматургическим центром второй сцены, как и всего хорового пролога, служит картина волшебно-фантастических видений, где в оркестре широкое развитие получает «мотив рока». В финальной сцене воинственной пляски Бьернсон стремился с исторической точностью воспроизвести древние скандинавские обряды, «священные игры» северных народов. В своей авторской ремарке писатель образно рисует эти обряды: «Молодежь приготовляется к пляске. Мужчины прыгают через священный костер и поднимают над огнем женщин, которые располагаются по обе стороны костра. Начинается священная пляска вокруг огня, в которой следует выделить: 1) круговой танец, где женщины все время меняются местами; 2) танец с мечами, в котором танцующие держат щиты над головой женщин и скрещивают мечи над огнем, в то время как женщины, в свою очередь, держат мечи перед воинами, которые то удаляются, то приближаются к ним… Во время пляски старики сидят в два ряда по обе стороны танцующих и поют, передавая друг другу круговую чашу — священный рог» ²5.

Живописная сцена, созданная поэтом, требовала вдумчивого подхода композитора. Григу легко было уклониться в сторону внешних эффектов, традиционных «балетных номеров», но он придал сцене оригинальную трактовку, подчинив музыку стилю норвежского крестьянского танца. В острых ритмах «священной пляски» легко угадываются характерные черты народно-танцевальных тем Грига (есть сходство и с финалом фортепианного концерта) . Типичные для норвежского танца активные «ритмы втаптывания» здесь намеренно подчеркнуты, заострены. Музыка «священной пляски», с ее «варварскими», угловатыми оборотами, полна энергии:

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.