Эдвард Григ / Глава четвертая: Народно-эпическая тема

Живописностью колорита Григ стремится преодолеть условную символику бьернсоновских стихов. Тонкие красочные моменты у него сочетаются с эмоциональной приподнятостью ораторской речи. Величавая торжественность и скрытая сила ощущаются уже в первой, начальной строфе романса, с ее устремленными восходящими интонациями призыва. Далее следует контрастный эпизод, рисующий отблески «праздничного Рима» былых времен («рокот струн, флейт напев»). Образный контраст усилен тонкой игрой гармонических красок, живописностью оркестральной фактуры.

Напомним, что Григ писал свою «вокальную поэму» в Риме, в общении с Листом и под влиянием листовского стиля. Отсюда и несколько театральный, приподнятый пафос этого монолога; отсюда и живописно-колористические средства типичных «листианских» гармоний (начиная от первых таинственных аккордов А — Des).

Совсем иное — в песнях «Тайная любовь» (ор. 39, 1873) и «Принцесса» (1871), заслуженно любимых и популярных именно в силу типично григовских качеств задушевности, непосредственности. Обе песни — норвежские по своему поэтическому складу — одухотворены подлинно народным лирическим восприятием и в музыке Грига.

Прекрасна в своей сдержанной простоте трогательная песня «Тайная любовь», интонационно близкая многим народным мелодиям. Выразительный мажорный рефрен, завершающий каждую ее строфу («Но тайною все это было»), вносит в музыку оттенок просветленной скорби — спокойствия неизбежности. Григ вплотную приближается здесь к лирическому образу Сольвейг. Этим обусловлено и мелодическое сходство двух песен Грига: общая тема любви и верности в обоих произведениях вызвала сходную художественную трактовку. Начальная фраза бьернсоновской песни составляет то мелодическое зерно, из которого впоследствии разовьется чудесная тема Сольвейг *:

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.