ЛИТЕРАТУРНАЯ СУДЬБА А. А. ФЕТА

Действительно, такие тогда молодые поэты и писате­ли, как К. Фофанов, А. Федоров, были горячими поклон­никами Фета, защищали его в спорах, посвящали ему собственные произведения.

Раздавались, однако, и спокойные голоса, уверявшие, что ничего нового в отношении публики к Фету, собствен­но, не наблюдается, «Как в самом начале произведения г. Фета нашли увлеченных любителей,— писал А. Н. Пыпин,— так находят они почитателей и в наше время в рядах любителей чистого искусства и изящного лириз­ма» 109. Думается, с этим суждением Пыпина полностью согласиться нельзя. Именно в 90-е годы критика создает монументальный образ Фета-мудреца, поэта-философа, человека, постигшего тайны слова, ставшего олицетворе­нием поэзии. Страхов писал С. А. Толстой 28 ноября 1892 г. о произведениях Фета: «Их прелесть несравненна, самые вершины поэзии. Чем дальше, тем больше будут это понимать и другие»110.

После кончины Фета делаются попытки рассмотреть его судьбу, выявить ее закономерности и, по возможно­сти, объяснить обнаруживающиеся противоречия. «Лите­ратурная судьба Фета,— пишет автор статьи „Фет и его судьба„ — так же оригинальна, как и личная». Критика всегда была несправедлива к поэту. «В вещичках, кото­рым нет цены по тонкости, сверхчувственности настрое­ния, не признавали вовсе никакой поэзии и считали их за «набор слов».

109             Вестник Европы, 1891, № 4, с. 660.

110             Новый мир, 1978, № 8, с. 133.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.