Эдвард Григ / Глава пятая: «Пер Гюнт»

И в то же время глубокая общность фантастики Ибсена и Грига не оставляет сомнений. Тролли и горные волшебницы Грига, как и у Ибсена, говорят грубоватым народным языком; они обрисованы народными плясовыми мелодиями нарочито заостренного, даже гротескного тона. В сценах Пера с пастушками и с Женщиной в зеленом, олицетворяющей грубое, чувственное начало, образы «норвежской вакханалии» показаны в стремительном кружении плясовых народных мелодий, а в оркестровом интермеццо «В пещере горного короля» основная тема прямо совпадает с мелодией народной песни шотландского происхождения «Bonnie Buchenhaven» ²6:

Нотный пример 72

Начало второго акта (утро в горах, сцена Пера с Ингрид) еще не связано непосредственно с образами народной фантастики. Этому акту предшествует выразительное лирико-патетическое вступление «Жалоба Ингрид». Образ покинутой девушки в музыке Грига, как уже сказано, далеко не отвечает прозаическому характеру ибсеновской Ингрид, дочки деревенского богача. Ингрид у Грига — трогательная в своей женственности «покинутая Маргарита», ее скорбь возвышенна и прекрасна. Свободно льющаяся певучая мелодия скрипок составляет основу антракта — этого чудесного норвежского lamento. Контрастом служит обрамляющая антракт тема Пера, взятая из вступления к первому действию. Однако новая гармонизация этой темы (с настойчивым выделением гармонии малого вводного септаккорда) придает ей тревожный оттенок, а таинственный возглас труб и валторн звучит мрачным заклятием. По словам Грига, здесь уже предвосхищаются таинственные кличи пастушек из фантастической сцены в Рондских горах. «Ход валторн в Andante, — писал он дирижеру Хеннуму, — намекает на тот демонический элемент, который позднее появится в песнях пастушек» ²7:

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.