Эдвард Григ / Глава пятая: «Пер Гюнт»

Едва ли не самая ценная сторона «Танца Анитры» — его оркестровка. Григ добивается красочного разнообразия нюансов при самых ограниченных средствах оркестра. Танец написан для небольшого струнного состава оркестра с добавлением легкого, звенящего тембра треугольника. Этим составом композитор пользуется с редким мастерством: проведение темы у засурдиненных первых скрипок divisi, с аккомпанементом pizzicato, чередование легкого pizzicato и поющего аrсо создает неожиданные звуковые комбинации, тонкие эффекты. Всегда строгий к себе, Григ считал особенно удачной инструментовку этого танца и советовал дирижеру обращаться с ним, «как с любимым ребенком» ³5.

Живописность «Танца Анитры» тем более привлекательна, что композитор совсем не преследовал здесь этнографических задач. Танец имеет обозначение «Tempo di mazurka», а интонационный и гармонический склад музыки указывает скорее на норвежские истоки. Но выразительность музыки Грига всегда тем сильнее, чем больше ощущается его собственная индивидуальность норвежца.

Столь же своеобразный норвежский колорит присущ и «Серенаде Пера», с характерным для нее отпечатком народных ладов.

Второстепенная «музыка фона» оттеняет наиболее действенные, драматически-напряженные эпизоды. Такова сцена «Вора и укрывателя» (взволнованный речитатив двух актеров-певцов на фоне оркестрового Presto); такова и сохранившаяся в Бергенском архиве Грига оставшаяся неопубликованной сцена Пера с Анитрой в пустыне (последняя, очевидно, была выпущена самим композитором при постановке драмы на сцене). Этот выразительный музыкальный фрагмент, развертывающийся в быстром, стремительном темпе (Allegro vivace, Des-dur), хорошо отвечает полному драматической экспрессии диалогу и выразительно подчеркивает живописность сценической ситуации *.

В музыке заключительного пятого акта доминирует философская, психологическая линия драмы: жизненный путь героя приходит к трагическому концу.

Открывающее это действие симфоническое вступление («Возвращение Пера Гюнта на родину») предвещает грозные, неотвратимые события. Образы природы здесь, как и в дальнейшем развитии музыки пятого акта, приобретают символический смысл. Фанфарные возгласы, свистящие взлеты хроматических гамм и беспокойное тремоло струнных рисуют картину бури на море. Вспоминается романтическая увертюра Вагнера «Летучий голландец», с той же выразительной символикой природы.

__________________________________________________________

*           См. ремарку Ибсена к этой спене: «Караванный путь в пустыне. Вдали виднеется оазис. Пер Гюнт едет на своем белом коне, держа перед собою на седле Анитру»³6.

 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.